Главная » Без рубрики » Жезказган: чему радоваться победившим рабочим? Интервью с членом ЦК профсоюза «Жанарту»

Забастовка на руднике «Анненский» прекращена, но корни конфликта не устранены

В минувшие выходные вспыхнула, громко о себе заявила и сенсационно закончилась забастовка горняков одного из основных рудников корпорации «Казахмыс». Шахтеры и сочувствующие им граждане празднуют победу. Но с чем связано кардинальное изменение отношения руководства градообразующего предприятия Жезказгана?

Безвыходные выходные

В прямом смысле слова минувшие выходные на руднике «Анненский» оказались безвыходными. Информация о начале забастовки стала поступать к нам рано утром в субботу 5 мая: 98 шахтеров рудника «Анненский» отказались покинуть рабочее место и не стали подниматься из шахты. К ним присоединились и другие рабочие рудника.

Немногим позже цифра бастующих приблизилась к 1000. Очевидцы стали сообщать о том, что вооруженные люди на территорию шахты никого не впускают, а в паре километров от нее наготове стоит подразделение ОМОН. После этого стало известно, что бастующим шахтерам поступили прямые угрозы со стороны сотрудников прокуратуры.

Ситуация накалялась с каждым часом. Руководство корпорации «Казахмыс» попыталось провести переговоры с бастующими, но шахтеры отказались, и тогда компания заявила о выполнении основных требований шахтеров в обмен на прекращение забастовки. Практически все наблюдатели говорят, что на сегодня в регионе напряжение спало.

Что сейчас происходит в Жезказгане? Каковы настроения у людей после победы? И вообще, надолго ли конфликт можно считать разрешенным? Об этом нам рассказал заместитель первичной организации профсоюза «Жанарту», главный редактор жезгазганской «Молодежной газеты» Берик Жагипаров.

Берик, что последовало за забастовкой? Не стали ли преследовать ее активистов силовики и представители компании?

– Нет. Ничего такого не было. Вчера днем перед людьми представитель «Казахмыса» зачитал заявление Огая (председателя правления корпорации – авт.) акиму области и прокурору города. В нем г-н Огай попросил не вмешиваться в конфликт и не предпринимать никаких мер против рабочих, так как все это трудовой спор. А ведь еще в субботу прокурор Сатпаева спускался в шахту и предупреждал о незаконности забастовки, отметив, что рабочих за это могут привлечь к ответственности. Этот факт был отдельно отражен в пресс-релизе «Казахмыса», после чего последовал рост напряжения. Они, видимо, поняли, что рабочие настроены серьезно, силовая тактика ни к чему не приведет, и сменили курс.

А на активистов «Жанарту» и независимую прессу нет прежних «наездов»?

– Удивительно, но, когда мы были на месте забастовки, никаких препятствий ни нам, ни мне лично никто не строил. Возможно, были и автоматчики, о которых говорили вначале, но я их там лично не видел – наверное, просто спрятались перед нашим приездом. Думаю, они поняли, что репрессивными методами ничего не решить, а лишь можно усугубить ситуацию.

Обстановка разрядилась только вчера. А что было в субботу? Действительно ли было все так серьезно, что руководство компании пошло на уступки, создав прецедент в Казахстане?

– Да, в субботу все было сложнее. После того как 98 горняков ночной смены отказались покидать шахту, а утренняя смена не стала спускаться вниз, Огай дал команду прекратить работу всех рудников, никого в шахту не спускать. Видимо, они вспомнили урок 2008 года, когда началась забастовка на «Южном». Эти шахты соединены между собой под землей, и 4 года назад горняки с «Анненского» присоединились к забастовке, добравшись до нее на горных автомобилях. В тот раз забастовщиков собралось около трех тысяч. На этот раз руководство предприняло превентивные меры, поэтому почти двое суток руда в Жезказагане не добывалась.

Давайте жить мирно

Но потом Огай предложил переговоры…

– Да, вчера в обед он заговорил о переговорах, предложив со всех предприятий собрать по 10 человек активистов, чтобы сесть поговорить. Пятеро шахтеров поднялись на поверхность и заявили собравшимся (на тот момент собралось уже пять тысяч человек), что никаких переговоров не будет: сначала – выполнение требований забастовщиков. После этого они развернулись и спустились опять в шахту. Тогда к людям вышел Огай и сказал, что все требования рабочих компания выполнит, подписал соответствующие бумаги, но выдвинул лишь одно встречное требование: чтобы до начала темноты никого на территории рудника и в самой шахте, кроме тех, у кого в это время смена, не было. Тогда все разошлись…

Как вы думаете, почему руководство «Казахмыса» резко сменило тактику?

– Думаю, что был соответствующий звонок из Астаны с указанием выполнить требования рабочих, и чтобы никого до 22 часов на бастующем руднике не было.

Зарплату рабочим корпорации поднимут. Главное требование бастующих выполнено. Но решены ли другие социальные вопросы в регионе?

– Зарплата – это лишь то, что лежит на поверхности. Корни недовольства уходят глубже, и они не устранены. После того как Жезказган лишился статуса областного центра, жизнь в городе резко ухудшилась, руководство «Казахмыса» переехало в Караганду, что добавило напряжения у горожан и усилило сомнения людей по поводу будущего. А в прошлом году Огай на правительственном часе заявил, что через 15 лет компания уйдет из Жезказгана, мол, тогда и города не будет. Да и сами горняки, работающие в шахтах, понимают, что руда заканчивается. И геологи заявляют, что мы сейчас «дорабатываем» последние запасы…

Невеселая картина – Жезказган без меди

– Вот именно. Предшественник Огая – г-н Юн – построил новый рудник, его запасы рассчитаны лишь на ближайшие полтора десятилетия. Это было лет семь назад, и с тех пор не было открыто ни одного нового рудника. Конечно, это дело дорогостоящее и достаточно долгое (как минимум 5 лет). Что еще раз доказывает, что новое руководство корпорации не заинтересовано вкладывать средства как в расширение рудной базы, так и в сам город. Они чувствуют, что все временно, поэтому готовы в любой момент сесть на самолет и улететь. Сами знаете, что они еще и 15-миллиардный кредит у Китая взяли под гарантию государства. Кто будет платить? Поэтому настроения у жезказганцев такие пессимистичные. Если не будет кардинального изменения отношения руководства корпорации к своим рабочим, ей здесь делать нечего. Ведь с точки зрения бизнеса кардинальное повышение зарплат шахтерам – это существенная статья их незапланированных расходов.

перепечатано с издания http://www.guljan.org/

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


8 × девять =