Главная » Анализ » Анатомия «зелёного» национал-патриотизма

После фактического уничтожения властями партии «Алга!» и отхода ОСДП «Азат» от активного участия в митингах НЕсогласных, лидерство в протестах пытаются занять группа национал-патриотов с зелёным оттенком из партии «Руханият» (вернее, ее адепты и лидеры, у которых были отобраны регистрационные документы этой партии), возглавляемая Серикжаном Мамбеталиным. Заявляют они ни много, ни мало: «Я [С. Мамбеталин — прим., СоцСопр] сделаю все чтобы националисты пришли к власти. Если не придут националисты к власти придут исламские фундаменталисты. Это вы играете на руку власти и полностью поддерживаете нынешний режим своими заявлениями.»

Подобные заявления Мамбеталин делает периодически ещё с февраля, фактически, с момента снятия партии «Руханият» с участия в выборах:

«Недовольный электорат национал-патриотов со временем уйдет к исламистам, которые умеренными не будут, исходя из политической ситуации. И они уже уходят — есть прецеденты со взрывами в Актобе, Таразе. Их сажают в тюрьмы, но это дает лишь обратный эффект. Подавляющее большинство заключенных становятся последователями исламского фундаментализма и представляют реальную угрозу для нынешней власти. Очень скоро исламисты могут стать настоящей радикальной оппозицией, потому что электорат устал от обмана, лжи, коррупции и снижающегося жизненного уровня при явном расслоении общества.»

Любые методы агитации для буржуазных партий приемлемы, а данный текст звучит не иначе, как запугивание. Чем же на деле является терроризм в Казахстане, мы уже писали в статье «Какой терроризм имеет место быть в Казахстане?» от 13 октября 2010 года: в тюрьмах, действительно, сидят множество мусульман и представителей других религиозных воззрений, при этом, ни к каким радикальным структурам отношения не имеющих, но обвиняемых в терроризме, жертв репрессивной политики капитала. Риторика национал-патриотов, таким образом, практически полностью поддерживает официальную информацию властей о терроризме в Казахстане, только, в отличие от Ак-Орды, использующей образ несуществующего радикального исламизма для пропаганды идеи «сплочения вокруг Елбасы», «Руханият» представляет собственную платформу как единственную альтернативу радикальному исламизму.

Оставив лингвистические моменты (в частности, из данного высказывания Серикжана не совсем понятно, до или после заключения в тюрьмы люди, по его мнению, обращаются к исламистам), будем вынуждены признать, что руководитель «Руханията» не указывает на социальный состав собственного электората, как и не говорит ничего о причинах, по которым его может привлечь радикальный исламизм.

Социально-политического анализа, предшествующего такому прогнозу, нам найти не удалось, как и его отражения в программных документах партии. Однако, уже само по себе такое, чуть ли не ультимативное, заявление говорит о популистском характере программы: рассуждая о том, что их электорат может просто «взять и уйти» к исламистам, «руханиятовцы» на самом деле признают отсутствие собственной программы действий помимо имеющейся у них программы пустых лозунгов.

Мы не разделяем их позиции по большинству ключевых вопросов и считаем важным изложить более подробные анализ и критику их платформы и предложить движению действенную социалистическую программу.

Национализм на страже режима Елбасы

Националисты — и «Руханият» Мамбеталина тут не исключение — периодически поднимают дискуссии о переименовании улиц, населённых пунктов и городов Казахстана. Несмотря на общедемократическую риторику, в своих открытых письмах они зачастую даже самостоятельно называют «правильные» топонимы (Кызылжар вместо Петропавловска, Кереку вместо Павлодара и т. д.), опираясь на якобы объективные исторические данные и не предоставляя возможности высказаться населению.

Происходит это, как правило, на волне экономических или социально-политических кризисов: в 2010-ом году в разгаре мирового кризиса рыночной экономики был поднят вопрос о переименовании Петропавловска и Павлодара, а сейчас националисты пытаются привлечь внимание к этой дискуссии вновь — в пик широкого социально-политического кризиса, закономерно вызванного кризисом экономического базиса.

Некоторые предложения националистов идут ещё дальше:

«[…] И в конце пишут, что правительство должно ставить законодательное условие, чтобы на общественных должностях (администраторы, консьержи, водители общественного транспорта, таксисты, официанты, продавцы и т.д.) работали люди, владеющие казахским языком в достаточной степени. Хотя как быть остальным, они не говорят […]» (выдержка из материала Today.kz от 4 мая 2012 года об открытом письме националистов, которое поддержал Серикжан Мамбеталин).

Вместо того, чтобы предлагать решения имеющихся экономических проблем и пути создания рабочих мест для безработных, национал-патриоты предлагают стравливать трудящихся по языковому признаку и, таким образом, пополнять ряды первых.

Какую роль играют националисты в данном случае? Учитывая, что большая часть населения страны страдает от плачевного экономического положения, безработицы, сокращений и невыплат зарплат, увольнений, данные требования, разумеется, не находят поддержки большинства. Трудящимся и малоимущим, в конечном счёте, нужны не переименованные улицы и дискриминация по языковому признаку, а достойный труд и социальное обеспечение. Тем не менее, их риторика направлена на разделение протестного движения по национальному признаку, для отвлечения его от действительных проблем экономического характера и вызванной ими политической деградации.

Чьи интересы партия «Руханият» ни обслуживала бы, насколько независимой она ни была бы, результат их политической деятельности выгоден, в первую очередь, несменяемому Елбасы. Являясь на деле немногочисленными политическими маргиналами, идеи которых не пользуются поддержкой масс, национал-патриоты эффективно создают образ «фашистского наступления», справиться с которым, в представлении большинства казахстанцев, под силу исключительно Елбасы.

Добившись атомизированности рабочего класса посредством уничтожения промышленности (а методы тут использовались различные: от приватизации до полной ликвидации), правящий класс не смог уничтожить опасный для него интернационализм и его связь с социалистической идеей. Поэтому и предпринимаются попытки отстранить интернационализм от рабочей борьбы в сторону «национальной политики» Назарбаева, внесением в общество националистических провокаций.

Что же касается вопросов ономастики, необходимо, в действительности, не переименование географических объектов в соответствии с некой «исторической справедливостью». Необходимо построение демократической системы самоуправления, а вопросы топонимики всей страны должны решаться не кучкой интеллигенции, не назначенными сверху акимами городов и областей, а организованными в комитеты самоуправления местными жителями.

Патриотизм во имя капитала

«Воспитывать подрастающее поколение в духе патриотизма с установками на честный труд, национальную, сословную и религиозную терпимость, устойчивое развитие и экологическое мировоззрение».

«Всемерно развивать экологический туризм с целью сохранения уникальных исторических и природных территорий и патриотического воспитания молодого поколения».

В тексте платформы нацпатов неоднократно упоминается о патриотизме и патриотическом воспитании подрастающих поколений, однако суть этого явления не раскрывается. Будем считать, что под патриотизмом национал-патриоты понимают чувство, «содержанием которого является любовь к Отечеству и готовность подчинить его интересам свои частные интересы» (Wikipedia).

В условия рыночной экономики вооружённые силы необходимы, в первую очередь, для защиты власти и собственности капиталистов: в первую очередь, от гнева эксплуатируемых классов, затем от враждебных группировок капитала. В 2011-ом в Жанаозене казахстанские полицейские, происходящие вовсе не из высших социальных классов, убивали бастовавших рабочих и бедноту, а в 2008-ом российские солдаты в Абхазии и Южной Осетии защищали интересы российского империализма, столкнувшегося с интересами американского. Таков — патриотизм в классовом обществе.

Патриотизм, таким образом, на словах воспитывая любовь к родине, служит подчинению большинства для защиты интересов капитала. Родина же для большинства «Родиной» не является: природные недра, как правило, принадлежат транснациональным корпорациям или местным капиталистам, а благосостояние трудящегося большинства от них практически не зависит.

Экология и социальная политика vs. политика капитала

«Руханиятовцы» в своей программе выдвигают большое количество масштабных предложений социального и экологического плана, вот лишь некоторые из них:

«Борьба с безработицей, решение проблем социальной защищенности, пенсионного обеспечения так называемого «самозанятого» населения, предоставление условий для переобучения, профессиональной переориентации в соответствии с требованиями рынка»

«Возврат к системе обеспечения бесплатного среднего и базового высшего образования»

«Усилить контроль за предприятиями, деятельность которых напрямую воздействует на окружающую среду. Внедрить систему регулярной сертификации и механизмов мотивации предприятий для активного использования природосберегающих технологий»

«Совершенствовать сферу здравоохранения, в том числе, расширяя доступ к бесплатной медицинской помощи. Реформировать систему медико-санитарной помощи населения, восстановить всеобщую диспансеризацию. Разработать комплексную программу по охране материнства и детства»

«Повысить престиж медицинского работника, увеличить оклады работников здравоохранения»

При этом абсолютно нигде в программе «зелёных» не говорится о том, каким образом предлагается расширить бюджет для социалки, и каким образом «руханиятовцы» намерены убедить капиталистов пойти на убыточные для них меры, такие как соблюдение международных экологических соглашений, обеспечения благосостояния большинства за счёт природных недр и т. д. Это по умолчанию подразумевает продолжение текущего экономического курса, который перекладывает кризис с плеч капиталистов на большинство, и делает неосуществимыми все вышеперечисленные лозунги. Политика лозунгов спотыкается о политику капитала.

Для осуществления масштабных экологических и социальных перемен нужна не программа разделяющего трудящихся национализма и продолжения неолиберального курса в экономике, а ясная социалистическая программа, включающая:

* объединение всех трудящихся, студентов, малоимущих, пенсионеров в комитеты борьбы, профсоюзы, независимо от национальности, языка, религиозных воззрений или их отсутствия, пола, сексуальной ориентации
* борьбу за национализацию природных ресурсов и контроль за доступом к ним и их использованием простых местных жителей — рабочих, бюджетников, самозанятых, учащихся, пенсионеров, нетрудоспособных
* за национализацию всей крупной промышленности, транспорта, связи под управлением комитетов из рядовых рабочих
* за обеспечение бюджета средствами для образования, здравоохранения и других социальных расходов за счёт дохода от национализированных предприятий
* за построение демократической политической системы на всех уровнях на основе демократически управляемой плановой экономики

Вердикт

Заканчивается текст платформы «зелёных» такими строками:

«Мы призываем всех граждан нашей страны, невзирая на политические взгляды, социальное положение, религиозную или национальную принадлежность внести свой посильный вклад в развитие нашей страны и предложить пути выхода из сложившейся ситуации, чтобы не попасть в культурный, экологический, цивилизационный кризис».

И это неудивительно, так как собственно ясная и чёткая программа действий для выхода из культурного, экологического, цивилизационного и, о чём они вовсе не упоминают, экономического кризиса — в тексте платформы отсутствует.

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


9 + восемь =