Главная » Без рубрики » Из Омска с забастовкой

Забастовочное движение, хотя пока еще и несравнимое с масштабами Европы, постепенно расползается по России. Если еще год назад о забастовках практически ничего не было известно, сегодня сообщения о них сыплются практически одно за одним. Не успели улечься информационные волны после забастовок башкирских нефтяников и калужских авторабочих, как на забастовочной карте возникла еще одна «горячая точка» — на этот раз в Омске.

12 мая забастовку объявили около 180 работниц-упаковщиц мороженого омского завода «Инмарко». Причиной забастовки послужила довольно обычная с недавнего времени в России практика, когда 250 из 400 работников завода были переведены с прежних «штатных» заводских должностей в «аутстаффинговое»-то есть специализирующееся на так называемом «заемном» труде — агентство «Коулмен сервис». Причем, «за штатом» оказались работники самых трудоемких специальностей. Зарплата рабочих после внедрения такого «ноу-хау» стремительно поползла вниз и остановилась на уровне в 1,5 — 2 раза (!) меньше прежней: 8–11 тыс. руб. вместо прежних 15–18. Вместе с зарплатой по итогам работы вызванной новым работодателем комиссии куда-то испарились и доплаты за вредность. Нет, на практике, конечно, шум, пары пропана и аммиака никуда не исчезли — просто, на время работы «комиссии» хозяева отключили часть оборудования. Неудивительно, что сами работницы в интервью СМИ называют такую систему не иначе, как «обдираловкой».

Зато оба работодателя от внедрения такой системы явно остались не внакладе. Как сообщают рабочие, им оплачивают 650 руб. за 11 часовую дневную смену и 670 — за ночную (по другим данным, соответственно — 700 и 720), зато «заимодавец» труда получает от «Инмарко» из расчета не менее 1100 руб. за каждую смену каждого работника.

Как и всегда в подобных случаях, работодатели делали вид, что ничего не происходит либо пытались сваливать ответственность на самих работниц. «Мы не рассматриваем эту конфликтную ситуацию как забастовку. Выйти на работу отказалось около 80% персонала»… «на контакт люди идут плохо. Возникает ощущение, что они зомбированы» — поясняла «Ведомостям» руководитель «Коулмен сервис» Ольга Банцекина. Зато «на контакт» с пикетирующими проходную работницами охотно шли полицейские и представители «Центра Э» — с требованием немедленно разойтись. «Контактировали» с ними и представители работодателя — после первого же тура «переговоров» вывесили на проходной список всех 180 забастовщиц под заголовком «подлежат увольнению».

15 мая забастовка завершилась. Никто пока не уволен, а бастовавшие в ходе забастовки создали первичную профсоюзную организацию и продолжают настаивать на своих требованиях: оплата труда — не меньше 1000 руб. за смену, восстановление доплат за вредность и оплаты сверхурочных в двойном размере. Администрация предупреждена, что если требования не будут выполнены, с 21 мая начнется бессрочная забастовка. А это — серьезная угроза для «Инмарко», ведь для ее продукции (мороженого) наступает самый пик продаж.

Но у вопроса есть и еще одна сторона. В период забастовки «заемных» работников администрация активно привлекала к выполнению их работы «штатных». В других подобных случаях ситуация развивается ровно наоборот. Но проблема одна — заемный труд становится весьма эффективным способом раскола рабочих и давления на профсоюзы. «Инмарко» — точнее «Коулмен» — где именно заемные рабочие создали профсоюз, в этом ряду скорее исключение из правил. Говорят, профбоссы и работодатели сейчас активно бодаются в Думе по вопросу о запрете «заемного труда». Может быть, такой закон или поправки в Трудовой кодекс даже будут приняты. Но ведь всем известно, что нет закона, который нельзя было бы обойти. Дело тут не в законе, а в организации структур рабочей солидарности — профсоюзов, заводских комитетов и т. д. Как их не назови, но рабочий класс должен найти форму, позволяющую объединить всех работающих на одном предприятии — «заемных» и незаемных — в общей борьбе. Иначе рабочих так и будут душить руками друг друга.

КРИ, Москва

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


2 × = шесть