Главная » Без рубрики » Франция: выходные, которые потрясли Европу

Падение Саркози, а также сокрушительное поражение в Греции для партий, стоящих на позициях «мер строгой экономии», — это настоящий поворотный пункт. Это не просто восьмое по счету падение правительства в Европе за последний год. Выборы во Франции и Греции стали самой значительной, на данный момент, демонстрацией неприятия «экономии».

После мощной борьбы против пенсионной реформы, имевшей место в 2010 году, многие французские рабочие, молодые люди и другие слои населения сосредоточились на том, чтобы не допустить нового избрания Саркози на пост президента. Но на этих выборах было не только личное голосование против высокомерного, грубого, «пафосного» Саркози. Было также неприятие предпринятого им натиска на трудящихся и реакция на усиливающиеся последствия экономического кризиса.

Все опросы показывают, что многие голосовали за Олланда не из-за его политической линии, а из желания убрать Саркози. Тем не менее, победа Олланда вызвала большие надежды и ожидания (и не только во Франции, но и за её пределами) о том, что пришло время остановить давление на уровень жизни. Олланду пришлось поддаться растущему давлению снизу, направленному против «экономии» и против богатых, дать людям несколько обещаний и подать себя как кандидата, настроенного против мер экономии и за экономический рост. Программа Олланда содержит множество обещаний, в том числе увеличить минимальный размер оплаты труда, создать для молодежи 150 000 «рабочих мест будущего», трудоустроить 60 000 новых преподавателей и 5 000 новых полицейских.

Олланд продолжил тему про новый рост в ночь после выборов, в своей победной воскресной речи: «Строгая экономия больше не может быть единственным вариантом». Немного позднее той ночью, выступая в Париже на площади Бастилии перед толпой, Олланд заявил: «Вы — гораздо большее, чем просто люди, хотящие перемен. Вы — это уже движение, которое поднимается по всей Европе и, может быть, даже по всему миру». Это истинная правда, но даст ли Олланд то, на что надеются и в чем нуждаются миллионы людей?

Сдержит ли слово Олланд?

Победа Олланда стала первой за 24 года победой Социалистической Партии на президентских выборах и третьей по счету (после 1981 и 1988 годов) за всю историю Пятой Республики — режима, который де Голль установил в 1958 году. Но, несмотря на название партии, это не победа социалистов в смысле разрыва с капитализмом. Хотя в ходе предвыборной кампании Олланд говорил, что его «заклятый враг» — это мир финансов, но он не выступает за национализацию банков, финансовых компаний и крупных концернов. Соцпартия — это партия, которая стремится к встраиванию в капитализм. Это не значит, что многочисленные сторонники партии не хотят перемен, реформ и так далее — это значит, скорее, что партия не собирается уходить от капитализма. Об этом много говорит тот факт, что изначальным кандидатом от партии на выборах был бывший глава Международного Валютного Фонда, миллионер Доминик Стросс-Кан, пока не стал героем публичного скандала.

Одновременно с обещанными улучшениями у Олланда есть еще и план уменьшения дефицита бюджета, и этот план похож на план Саркози. И у Олланда, и у Саркози экономические планы базируются на росте в 1,7% в следующем году. Это выглядит всё более нереалистичным, и, таким образом, низкий рост (или вообще отсутствие роста) увеличит давление рынков на политику Олланда.

Новый президент Франции также предлагает ввести для правительства конституционное обязательство сбалансировать бюджет и устранить бюджетный дефицит до 2017 года — на год позже, чем планировал Саркози. Олланд собирается сделать это, экономя по 100 млрд. евро в год путем повышения налогов и сокращения расходов. Правда, он так и не сказал, что именно он собирается сокращать.

Потенциал массовой борьбы

Несмотря на всё это, многие капиталисты боятся, что Олланд окажется под огромным давлением снизу в направлении хотя бы сглаживания мер «строгой экономии» и последствий кризиса. Его победа поспособствует укреплению сознательности французских трудящихся, молодых людей и других угнетенных слоев населения, так как показывает, что правых можно одолеть.

Это может привести к новому пробуждению французской традиции массовых движений, начинающихся снизу, что может вынудить Олланда пойти дальше, чем он планировал изначально.

Новые битвы могут развернуться как вокруг наступательных требований (например, повышения зарплат), так и вокруг новых атак на трудящихся (например, увольнений). Уже в конце апреля Олланд в газете «Ле Паризьен» предупредил, что его победа может сопровождаться волной увольнений: «Решения уже приняты, но отложены. Это не наш приход провоцирует эти сокращения». В интервью на радио Олланд заявил: «Я не позволю, чтобы эта цепь увольнений действительно произошла». Работники, оказавшись перед перспективой увольнения, попытаются призвать Олланда к ответу и потребуют от него поддержать их борьбу.

Олланд и его правительство столкнется с громадным давлением рынков, которые будут сопротивляться любой оппозиции сокращениям и любым требованиям повышения жизненного уровня. Но в то же время в правительствах и среди капиталистов во множестве стран растет размежевание по поводу того, что дальше делать. Это отражают даже рейтинговые агентства, которые одновременно требуют новых урезаний расходов и жалуются на то, что недостаточно сделано для стимулирования экономического роста, необходимого для выплаты внешних долгов.

Европа после «Меркози»

Меркель и правительство Германии продолжает занимать жесткую позицию как по поводу призыва Олланда изменить фискальное соглашение, так и по поводу Греции. Но оно может быть вынуждено пойти на некоторые меры для попытки смягчить кризис. Из всех лидеров крупнейших стран, которые находились у власти в начале кризиса, осталась только Меркель, и совершенно не факт, что нынешнее германское правительство сможет пережить выборы, которые грядут в сентябре 2014 года. Именно поэтому на следующий день после победы Олланда Меркель сказала про «две стороны одной медали: можно достигнуть прогресса лишь с солидными финансами и ростом».

Один из германских комментаторов пишет: «На настоящий момент нет реалистичной альтернативы укреплению национальных бюджетов через сокращение расходов. Олланду придется признать этот факт в течение считанных недель. Новый лидер Франции получит пакет финансовой помощи в качестве довеска к уже подписанному фискальному договору, но дальше — всё. Это соглашение уже было подписано канцлером Германии, главой Люксембурга и председателя евро-группы Жан-Клодом Жюнкером и Президентом Европейского Центрального Банка Марио Драги».

Двойное давление (с одной стороны, от продолжающегося экономического кризиса, с другой — снизу) поставит Олланда перед испытанием. Пока Олланд не отрицает капитализм, его будет толкать в противоположных направлениях, и он будет вынужден идти на уступки и осуществлять новые атаки на трудящихся.

Поддержка для Левого Фронта

После опыта правления Социалистической партии в 1981-1995 годах, когда президентом был Миттеран, и в 1997-2002 годах, когда во главе правительства был Жоспен, многие рабочие Франции не доверяют партии. На нее эта радикальная прослойка смотрит, как на партию, которая обслуживает капитализм. Правительство Жоспена, на самом-то деле, провело больше приватизаций, чем правительства традиционных правых.

Вот почему в первом туре выборов всё более горячую поддержку получал Меланшон, кандидат от Левого Фронта, чей призыв «взять власть» рассматривали как боевой клич, направленный против правящего класса. Этот антикапиталистический настрой также проявился в 600 000 голосов, отданных в первом туре за Новую Антикапиталистическую партию и партию «Рабочая борьба», которые стоят левее по отношению и к Социалистической партии, и к Левому Фронту. Подобным же образом в 2002 и 2007 гг. значительное число голосов получали «Рабочая борьба» и «Лига коммунистов-революционеров», стоявшие левее тогдашнего альянса «Разных левых» (Социалистическая и Коммунистическая партии), возглавляемого Жоспеном.

Сейчас, в этот бурный период, Олланду предстоят испытания, и, так как его правительство опирается на капитализм, неизбежно, что, по прошествии некоторого периода, в стране начнутся процессы, очень похожие на то, что происходило во времена Жоспена. Но, так как сейчас продолжается экономический и социальный кризис, это будет гораздо более бурный период, чем тогда. Будет радикализация влево, а это создаст возможность создать новую силу, нацеленную на разрыв с капитализмом. Но будет и возможность у ультраправого Национального Фронта использовать смесь из популизма, расизма и национализма для того, чтобы увеличить уже имеющуюся у него поддержку. И во Франции, и во всей Европе начался новый, беспокойный этап.

Оригинал материала здесь: http://www.socialistworld.net/doc/5746

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


+ два = 11