Главная » Без рубрики » Репортаж Андрея Цуканова о процессе над подсудимыми нефтяниками и полицейскими в Актау

2 мая продолжился допрос потерпевших. Всего за день было опрошено более 20 человек. Одна из потерпевших, Алмагуль Кушерова, у которой 16 декабря погиб сын, выступала долго и очень эмоционально. Временами ее голос поднимался почти до крика, временами почти переходил в плач. Женщина причитала и никак не могла успокоиться и смириться с мыслью, что ее сына больше нет с ней. Лишь минут через 20 после того, как женщина подошла к трибуне, судье и судебным приставам удалось ее успокоить и начать опрос. Потерпевшая требовала наказания тех, кто убил ее сына. Ее сын стоял на площади 7 месяцев, надеясь, что его возьмут обратно на работу.

Хасан Дюсекенов, отец другого погибшего, преподавателя ПТУ АтабергенаДюсекенова, который привел 16 декабря детей на площадь, рассказал в перерыве: «Мы узнали о том, что нашего сына подстрелили, в 2 часа дня 16 декабря. Нам сообщили, что его доставили в больницу. Я приехал туда, там было очень много раненых, которые просто лежали на полу и которым никто не оказывал помощь. Я нашел сына на втором этаже больницы. Он лежал на полу, завернутый в одеяло. Знакомая медсестра сказала мне, что у него уже сердце остановилось и он умер. Мы сразу написали заявление в полицию. Но подать его мы в этот день не смогли. Мы не смогли даже попасть внутрь здания ГОВД, так оно было оцеплено. На следующий день пошли в прокуратуру, но и там не приняли заявление. Потом позвонили в областную прокуратуру. Только после этого городская прокуратура приняла заявление. Пока мы бегали с этими документами, подошел срок похорон. Вскрытие моему сыну тоже никто не хотел делать. Поэтому мы собрали родственников, взяли видеокамеру и сами вытащили пулю, засняв весь процесс на видео. Пулю мы положили в полиэтиленовый мешочек и потом отдали следствию. Во время следствия было установлено, что эта пуля была выпущена из пистолета ЕрланаБахыткалиулы, замначальника ГОВД Жанаозена.

После перерыва в суд были доставлены потерпевшие, которые в данное время являются подсудимыми на другом «процессе 37-ми». Их фамилии: Аспентаев, Мухамедов, Шамилов, Тулегенов, Утебеков и Ергазев.

…Нефтяник СисенАспентаев 16 декабря возвращался на площадь три раза. Когда началась стрельба, он увидел примерно в 15 метрах от себя, что ранили молодого человека. Позднее он узнал от своих товарищей, находившихся возле роддома, что когда вооруженные полицейские повернули от роддома на улицу и двинулись в сторону площади, раздалась команда Мылтыкова: «Стрелять по моей команде!» Увидев раненого, Аспентаев понял, что стреляют боевыми патронами. Раненого пытались поднять и унести с площади двое молодых людей. Он помог загрузить раненого в «Скорую» и доставить в больницу. Вернувшись на площадь во второй раз, он опять подобрал раненого, опять помог загрузить в «Скорую» и доставить в больницу. В этот момент вооруженные полицейские находились уже возле памятника событиям 1989 года (недалеко от дома Сауле-540 – авт). Они продолжали вести огонь. Среди них он видел он Кызылкулова Мурата, Улугбека Мылтыкова и подсудимого (показывает рукой в сторону подсудимых, очевидно, имея в виду Бахыткалиулы – авт.) и еще одного. Мылтыков и Бахыткалиулы были в форме с каракулевыми воротниками и в папахах. В третий раз самого Аспентаева подстрелили. В этот момент полицейские находились уже возле здания акимата.

— Я видел, что куда стреляли начальники, туда же начинали стрелять и все остальные полицейские. То есть начальники указывали им направление стрельбы. 16-го я попал в больницу. 19-го ко мне пришли КНБ-шники. Я им сказал про Мылтыкова и про еще одного подполковника в папахах и каракулевых воротниках. Его фамилию на тот момент я не знал. Но почему-то мои показания про Мылтыкова так и не зафиксировали.

После окончания заседания присутствовавший на процессе известный политик Булат Абилов рассказал:

— Сегодня доставили с процесса по беспорядкам в Жанаозене 6 человек. Они получили ранения. Они здесь высказали свое возмущение. «Почему мы уже сидим несколько месяцев? Мы сами пострадавшие, сами потерпевшие, а из нас сделали подсудимых. Мы никакой закон не преступали, порядок не нарушали, ничего не поджигали, а эти полицейские, которые стреляли и убивали нас, спокойно сидят здесь? Почему сидят 5 человек, хотя должно быть 50?» Такой эмоциональный разговор был здесь. Некоторые из потерпевших узнали полицейских, которые были на площади, которые давали команду стрелять. Он узнал одного, который давал команду стрелять и сам стрелял из пистолета Макарова. Вот такая ужасная ситуация. Я считаю, что надо судить не 5 полицейских, а 50. Баллистическую экспертизу можно провести. Кто был с оружием на площади – все известны. Какой взвод, какой батальон – это все известно. Всех поименно можно установить. Привлечь их всех к суду, устроить очные ставки, перекрестные допросы и они расскажут друг про друга, кто и что там делал. Естественно, власть не хочет судить омоновцев, потому что завтра они снова должны будут выполнять приказы, завтра им снова будет нужно в кого-то стрелять. А они отдали на Фрастерзание 5 полицейских. А этого Бахыткалиулы вообще должны судить за умышленное убийство. Экспертизой доказано, что он выстрелил из пистолета Макарова и убил человека.

На следующий день один из раненых 16 декабря, НурланАязбаев, принес в суд две пули, которые врачи извлекли из его ноги. Пули Нурлан попросил приобщить к делу, чтобы найти тех, из чьего оружия они были выпущены. Но суд отказал ему в его просьбе. В перерыве НурланАязбаев рассказал подробности своих злоключений:

— Я тоже участвовал в забастовке. 16 декабря мне в ногу попало две пули: одна из автомата, другая из пистолета. В этот же день я попал в больницу. Меня там сразу прооперировали и извлекли эти пули. Потом я у врача их попросил на память. А вечером ко мне подошел полицейский и спросил: «Пули у тебя?» Я ответил, что нет.

Нурлан не отдал пули следствию, потому что не доверяет полицейским.

— Они в меня из оружия стреляли! Как я им после этого буду доверять? Я ждал, пока этот суд начнется. Сегодня я эти пули принес в суд и сказал судье, что у меня есть улики, две пули, и что суд может использовать их как доказательства.

Но судья ГульмаржанАдильсултани отказала Нурлану.

— Судья отказала мне, даже не спросив мнения сторон, которые участвуют в процессе. Сразу сказала мне: «Ваше ходатайство не удовлетворяется».

— Я намерен подать официальное заявление по этому поводу, сообщил представитель потерпевших на судебном процессе Абзал КУСПАНОВ. Должна быть проведена экспертиза. Должно быть установлено, за кем зарегистрировано оружие, из которого выпущены эти пули. Были случаи, когда пострадавшим людям делали операции и извлекали из них пули, эти пули потом забирали сотрудники полиции. Потом часть этих пуль каким-то образом «потерялась». Сейчас работает следственно-оперативная группа, которая базируется в здании областной Финансовой полиции. Я намерен сегодня вечером обратиться в эту следственно-оперативную группу, чтобы она работала по данным материалам. Потерпевшие доверяют адвокатам. Они приходят и говорят: «Вот, мол, есть пули. Мы их специально не сдали». Оказывается, многие их с собой забирали. Я бы хотел через средства массовой информации помогли распространить эту информацию среди тех пострадавших, у кого на руках имеются такие пули. Если не доверяют финполу, пусть обращаются ко мне. Мы будем собирать их и официально сдавать в финпол. В официальном ходатайстве будем указывать подробности: при каких обстоятельствах попала пуля в человека, когда это произошло и так далее…

При допросах свидетелей-полицейских вскрылись невероятные подробности о том, как сотрудники полиции в Жанаозене ведут учет и контроль над вверенным им служебным оружием. Вернее, как они его совсем не ведут. Со слов дежурного сотрудника полиции Мухамбета КАЗИЕВА, ответственного за оружие, пистолеты и автоматы начиная с 16 декабря раздавались… без регистрации и без расписок в получении. Причем около половины розданного таким образом оружия назад в оружейную комнату… не вернулось. Оружие расходилось направо и налево как горячие пирожки:

— Всего было выдано 29 автоматов Калашникова и 224 пистолета Макарова, — говорил Казиев. Примерно 50 процентов выданного оружия нам не вернули.

Его помощник, Куаныш СИСЕНБАЙ, позже сменивший своего непосредственного начальника на этом весьма ответственном посту, рассказал далее:

— Казиев дал мне ключи от оружейной комнаты и сказал: «Выдавай оружие, если кто-нибудь попросит». Я продолжил выдачу оружия. Никаких документов при этом не оформлялось.

При допросе Сисенбая, выяснилось, что именно он выдал оружие Нурлану Есбергенову, который ныне является одним из подсудимых.

Свидетель АГИЗБАЕВ, начальник Инспекции по делам несовершеннолетних, показал на допросе, что получил служебный ПМ на руки аж за 10 дней до событий 16 декабря. Причем, кроме него заранее получили ПМ многие сотрудники полиции. Также полицейский подтвердил факт выдачи оружия без регистрации 16 декабря:

— 16-го утром я после смены ушел домой. Но потом опять вернулся в отдел, взял АК без регистрации и 5 магазинов к нему. Вообще, на моих глазах также взяли без регистрации еще 8 автоматов, в том числе сотрудники Мамаев, Талганов. Все делалось в спешке.

4 мая в суде над полицейскими продолжились допросы свидетелей. Также были допрошены потерпевшие, которых не допросили ранее. В этот день в суд в качестве свидетелей были вызваны высокопоставленные сотрудники полиции: Абдрасул УТЕШОВ, ныне занимающий пост заместителя начальника РОВД Мунайлинского района, Ержан САДЕНОВ, первый заместитель начальника ДВД Мангистауской области, и Мухтар КОЖАЕВ, в день беспорядков бывший начальником ГОВД Жанаозена, а ныне получивший повышение и работающий в структуре МВД в Астане. К сожалению, в этот день звук, транслировавшийся в зал для журналистов из зала заседания, был настолько отвратительного качества, что разобрать вопросы и ответы свидетелей практически не представлялось возможным. Следует отметить, что звук в предыдущие дни заседаний был нормального качества. Позже, после окончания допроса Кожаева, представители СМИ попытались взять у него комментарии на выходе из здания суда. Но, увидев журналистов с микрофонами и диктофонами и камерами, бравый полицейский в буквальном смысле слова сбежал от них.

Позже о своем видении процесса рассказал посетивший процесс АмиржанКосанов, член ОСДП «Азат»:

— Каждый казахстанец примеряет происходящее в Жанаозене на себя. Власть поступает очень глупо, когда говорит, что эти события – проблема адайцев, либо нефтяной отрасли Мангистау. Нет, это проблема всех казахстанцев. Поэтому все общество ждет. Не надо думать, что эту проблему можно решить локальным судом в Актау. Общество хочет получить честный, справедливый приговор, получить честные ответы на самые больные для власти вопросы. Все понимают, что решение о применении оружия не принимается заместителем ДВД области. Это не та фигура, которая принимает такие решения, несущие не только трагические, но и политические последствия для власти. Поэтому мы ждем ответ. Пока не будет дан ответ на эти вопросы, обществом не будет воспринят любой приговор по жанаозенским событиям.

Андрей Цуканов г. Актау

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


× восемь = 16