Главная » Без рубрики » Тунис: всеобщие забастовки, борьба за власть и экономический тупик

В начале мая новый президент Туниса Монсеф Марзуки продлил на три месяца режим чрезвычайного положения, введённый экс-диктатором Бен Али 14 января прошлого года, незадолго до того, как ему пришлось бежать из страны. Частично объяснение такого решения Марзуки можно обнаружить в его интервью телеканалу «Аль-Джазира», в котором он признается, что «очередная революция» стала для него «ночным кошмаром».

Усиление репрессии
Жесткие репрессии против мирных демонстрантов, развернутые полицией при содействии гражданского ополчения 7 и 9 апреля в центре столицы Туниса (см. http://www.socialistworld.net/doc/5693), показали, что «тройка» — трехпартийная коалиция, которая в настоящее время находится у власти, готова взять на вооружение самые худшиеметоды диктатуры Бен Али. Цель «тройки» — запугать оппозицию и усилить свою власть против тех, кто хочет довести до конца еще незавершенную революцию.

В недавнем докладе Национального союза журналистов Туниса (NSJT) утверждается, что количество нападений на журналистов «поразительно и даже во времена диктаторского режима Бен Али не достигало такого уровня». Январское назначение во главе государственных СМИ ряда высокопоставленных пособников бывшего режима показывает, что правящая партия «Эн-Нахда», при содействии своих правительственных союзников, медленно, но верно движется к новой диктатуре. На это указывает и применение репрессивных законов, напрямую унаследованных от режима Бен Али. В марте двое молодых тунисцев были осужденны на 7,5 лет тюремного заключения, в приговоре говорится, что опубликованный ими материал «может подорвать общественный порядок и нравственность». Основной заботой нового режима стал возврат условий, благоприятных для частного капитала Туниса и иностранных компаний, чтобы они могли продолжить получение прибыли от эксплуатации тунисских рабочих. Тем не менее, сомнительно, что это им удастся.

Серия всеобщих забастовок
Действительно, общество отвечает новыми стачками, сидячими забастовками, иногда беспорядочными массовыми бунтами или столкновениями с полицией, особенно в бедных и мятежных внутренных регионах страны. Инфляция растет (розничные цены на продукты за год выросли почти в два раза), уровень безработицы взлетел до небес. В результате, дня не проходит без акций протеста.

Даже Министерство внутренних дел заявило, что в среднем проходит «10 сидячих забастовок ежедневно». Особенность современной ситуации в увеличении числа городских всеобщих забастовок, возникающих в последнее время одна за одной.

24 апреля жители Татавина (на юге страны) организовали однодневную всеобщую забастовку, которая парализовала экономическую активность города. 4 мая жители южного города Кебили заставили местные власти покинуть свой офис и попросили Генерального секретаря UGTT (Tunisian General Labour Union, Национальный профсоюз Туниса) организовать свеобщую забастовку против маргинализации их региона. 7 мая жители Сахлина, провинции Монастир, начали бессрочную забастовку. На следующий день, после недели протестов, жители Фериана, в западном регионе Кассерин, решили начать всеобщую забастовку. Они требовали соблюдения их прав на работу и развития экономики. Все частные и общественные учреждения были парализованы. 12 мая наступил черед Сиди Амор Бухайла, в центральном регионе Кайруан, начать те же действия. Местный UGTT города Меденина (юг) объявил о своем намерении начать всеобщую забастовку 22 мая.

В некоторых регионах страны преобладают настроения, близкие к повстанческим. Так можно сказать о шахтерском рагионе Гафса, особенно о городе Редееф, в котором всеобщая забастовка прошла 8 мая. Во время героического восстания, проходившего в регионе в 2008 году, влиятельный профсоюзый лидер Аднане Хаджи был посажен в тюрьму и подвергся пыткам за участие в борьбе. Сегодня он снова предупреждает правительство, что забастовки и массовое гражданское неповиновение продолжатся, если требования народа не будут выполнены до конца месяца.

Закон «о дополнительном финансировании»
В этих условиях правительство ведет двойную игру. С одной стороны, в угоду капиталистам, требующим стабильности, оно пытается прекратить забастовки. С другой стороны, оно заинтересовано в том, чтобы избежать неконтролируемых действий рабочих и бедноты, уставших от невыполненных обещаний и отсутствия улучшений в их жизни.

Но новый дополнительный бюджет (названный «законом о дополнительном финансировании»), за который проголосовали несколько дней назад в Национальном учредительном собрании, дал понять, что правительству нечего предложить по решению острых социальных проблем, особенно тем регионам, которые принесли наибольшее число жертв в ходе революции.

Правительство пытается продать страну частным инвесторам, используя те же неолиберальные рецепты, которые привели к обнищанию тунисского народа, массовой безработице среди молодежи, хроническому недостатку основных средств к существованию в удаленных регионах, где некоторые деревни до сих пор не имеют водопровода и электричества.

Конечно, принятый бюджет содержит несколько статей, которые должны снизить накал общественного недовольства. Но нельзя достичь этих целей, оставив неприкосновенным господство капитала в экономике, а с учетом национальной и мировой экономической рецессии эта задача становится практически неосуществимой. В действительности, эти меры — капля в море по сравнению с реальной потребностью. Требуется на 100 миллионов динаров больше, чтобы создать новые рабочие места (как минимум 25 тысяч рабочих мест в социальном секторе) и ещё 100 миллионов динаров на жилищное строительство.

1,2 миллиарда динаров появится в бюджете после приватизации бизнеса, принадлежавшего клике Бен Али и впоследствии национализированного. Эта циничная единоразовая операция не только передаст в частные руки собственность тунисского народа, украденную во время диктатуры, но и в дальнейшей переспективе усугубит дефицит за счет уменьшения государственных доходов. Вместо того, чтобы вернуть в общественную собственность 217 компаний, приватизированных во время правления Бен Али, и использовать их на благо народа и восстановление государства, новые правители просто забрали их у одной банды хищников и передали другой.

Более того, бюджетный сценарий с перспективой создания новых рабочих мест основывается на допущении роста ВВП на 3–5% в этом году. Это совершенная фантастика! Экономика Туниса находится в рецессии, уже почти 4 квартала она показывает отрицательный рост. 80% коммерческих сделок, совершавшихся с Европой, пострадало от беспрецедентного экономического кризиса.

Политический кризис
Поддержка «Эн-Нахды» снизилась. Результаты, полученные партией на прошлогодних выборах, кажутся далеким сном. Один из последних опросов общественного мнения показал, что 86% людей думают, что правительство не смогло решить проблему безработицы, 90% считает, что оно не справилось с проблемой роста цен. Два союзника «Эн-Нахды» — Конгресс республики (CPR) и Эт-Такаттоль (The Democratic Forum for Labour and Liberties, Демократический форум труда и свобод) столкнулись с внутренним кризисом и потеряли много членов. Конгресс республики буквально раскололся на две разных партии.

Столкнувшись с потерей государственной поддержки, многие политические силы занимают место в оппозиции. Именно по этим причинам бывший временный премьер-министр (и бывший палач) Каид Эссебси возглавил новый полюс оппозиции. Он намеревается представлять большое «собрание центристских партий», в котором бывшие члены RCD (Constitutional Democratic Party, Конституационное Демократическое Объединение) займут видное место наряду с «бургибистами» — сторонниками бывшего диктатора Хабиба Бургиба и его режима, каким был сам Эссебси.

Изгнанные в дверь, эти люди пытаются зайти через окно! Они используют такие слова, как «секуляризация», «модернизация», «исламистская угроза» или «смена власти» в качестве дымовой завесы, чтобы протащить тех, кто преданно служил во времена старого режима. По этой причине у них имеется слабое представление о стремлении «Эн-Нахды» господствовать, которое она развивала с тех пор, как партия получила доступ к власти.

Большинству населения — рабочим и молодежи — абсолютно нечего ждать от этих двух реакционных полюсов, соревнующихся за господство в государственном аппарате — с исламистами с одной стороны, и группировкой, возглавляемой Эссебси, с другой.

Салафиты
Ко всему этому добавляются бесконечные провокации и насильственные акции, организованные салафитами, на которые новое правительстве Эн-Нахды и полиция обычно закрывали глаза. Причина такого поведения в том, что салафиты потенциально могут быть полезны как противовес требованиям и акциям со стороны левых сил и профсоюзов.

В ловушку салафитов попадают, в основном, отчужденные молодые люди, вооруженные ультра-реакционной версией суннизма. Часто салафизм является иделогическим прикрытием для бандитов и торговцев любых мастей, которые используют страдания и недовольство людей, находящихся в поисках работы или просто нескольких динар. Их цель — контролировать людей во имя морального порядка и нападать на любого, кто не согласен с ними. В Эль-Кабария, рабочем районе на юге Туниса, группа молодых салафитов атаковала местные офисы PCOT (Workers’ Communist Party of Tunisia, Рабочая Коммунистическая Партия Туниса), разгромила помещение и напала на членов партии.

За однодневную национальную всеобщую забастовку!
Очевидно, что новое руководство UGTT, избранное в Конгресс в прошлом декабре, более ориентировано на низовых активистов и профсоюзы, чем предыдущие (что не очень-то сложно). Оно одобряет протестные действия со стороны своих членов. Оно также смогло мобилизовать массы, как это случилось на первомайской демонстрации, которую посетили около 30 тысяч человек или на демонстрации 25 февраля в ответ на атаку её офисов (см. http://www.socialistworld.net/doc/5609).
Как бы то ни было, программа и инициативы нового руководства профсоюза пока далеки от того, что требует современная ситуация.

Рабочие, молодежь и безработные постоянно демонстрируют желание бороться за реальные социальные изменения и против того, чтобы контр-революционные тенденции одержали верх. В этих уловиях слоган «национального единства», выдвинутый лидерами UGTT на первомайской демонсрации и реторика Генерального секретаря Абасси, подчеркивающего необходимость «диалога» и «консенсуса» не дает четких перспектив в борьбе, которую ведут рабочий класс и народные массы. Они кормят их иллюзиями о возможности мирного сосуществования с их худщими врагами.

Левым организациям и Федерации профсоюзов следует поддерживать объединенные передовые инициативы любыми способами. Подготовка главной национальной всеобщей забастовки, объединение всех протестных действий в одно мощное движение и выдвижение реальных революционных требований остаются основными задачами текущей ситуации.

Только такая отчетливая инициатива может вернуть массам уверенность в необходимости развития революционного движения и обозначить контуры серьезной революционной борьбы, которая покончит с капиталистической эксплуатацией и жестокостью и создат свободное и демократическое социалистическое общество.

В этой борьбе КРИ выступает за:
— безусловную защиту демократических свобод и прав женщин;
— постепенное сокращение рабочей недели без потери в зарплате, пока не будет уничтожена безработица;
— план массовых государственных инвестиций в инфраструктуру и социальный сектор, особенно во внутренних районах страны;
— Отказ выплачиваь долг, унаследованный от бывшего диктаторского режима;
— введение скользящей щкалы заработной платы и создание рабочих комитетов для контроля за ценами и борьбы со спекуляцией;
— национализацию под контролем трудящихся и народных масс всех активов и компаний, принадлежащих семьям бывшей правящей верхушки;
— рабочее правительство, включающее UGTT и основанное на избранных демократическим путем комитетах рабочих, безработных и всех сил революционных сил
демократическую плановую экономику, которая бы отвечала интересам большинства;
— международную борьбу и солидарность рабочих в строительстве мирового социалистического общества.

Репортеры КРИ, Тунис

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


+ 6 = восемь