Главная » Без рубрики » Решающий год для рабочего класса Венесуэлы

**7 октября в Венесуэле будут проходить президентские выборы. Эти выборы станут испытанием и для правительства Чавеса, и для недавно образованной правой «Платформы Демократического Единства» (Mesa de Unidad Democratica или, сокращенно, MUD).**

Впервые с 1998 года, когда Чавес пришел к власти, правому крылу удалось (по крайней мере, на первый взгляд) отбросить свои разногласия и избрать человека, который будет выступать от их лица. Это Генри Каприлес-Радонски — мультимиллионер, который до недавнего времени занимал пост главы одного из штатов.

Сумев выдвинуть единого кандидата на фоне учащения протестов по проблемам жилья, оплаты труда, коррупции, на фоне кризиса в системах здравоохранения и исполнения наказаний, на фоне растущего насилия и проблем со здоровьем у Чавеса — правое крыло вновь обрело уверенность в себе. Они вырядились в одежды «демократической» силы, которая обещает бороться за реальные перемены и «прогресс». Они выдвинули на первый план многие вопросы, на которые правительство не собирается обращать серьезное внимание. Впервые за всё время у них, возможно, нашелся серьезный кандидат, представляющий опасность для Чавеса, хотя, разумеется, нельзя сказать, что они непременно победят.

Результаты опросов на тему того, кто победит на выборах, сильно отличаются в зависимости от того, какой институт или компания проводит опрос. Обе стороны утверждают, что опросы, результаты которых сулят им победу, являются «независимыми», и отрицают, что имели место подкуп или подтасовки.

По сути, сейчас развернулась настоящая «война опросов», которая играет на руку и чавистам, и правым, отвлекая всеобщее внимание от реальных насущных проблем. Многие из тех, кто проводит опросы, сами уже выступают на публике и опровергают обвинения, выдвинутые в их адрес — так, один из них даже открыто посоветовал Каприлесу заняться критикой в адрес Чавеса и его политики, а не трогать группы, проводящие опросы.
Общество поляризовано

«Война опросов» мало что дает в улучшении той политической ситуации, в которой сейчас находятся венесуэльцы. Со времени избрания Чавеса и, в особенности со времен событий, которые привели к попытке переворота 2002 года, венесуэльское общество всё больше разделялось на сторонников чавизма и правого крыла. Общеизвестно, что такое случается в предреволюционной или контрреволюционной ситуации, то есть когда общество разделяется по классовому принципу. Венесуэла — это лишь один из примеров в длинной череде классовых битв. Достаточно вспомнить, что такие же процессы происходили в Чили во время правления Альенде, или во время гражданской войны в Испании.

В Венесуэле обе стороны активно способствовали такой поляризации. Например, когда Чавес создал Объединенную Социалистическую партию Венесуэлы, то пригрозил профсоюзным лидерам и другим крайне левым: «Если вы не с нами — тогда вы против нас». То есть заставил каждого, кто находился посередине, решать, на чьей они стороне, не давая при этом возможности ни для какой критики.

На левом фланге это еще заметнее. Многие «революционные» группы, такие, как Коммунистическая партия Венесуэлы, на протяжении долгих лет раз за разом выдавали правительству карт-бланш и лишь в последнее время выступили с заявлениями о том, что необходимо взглянуть на вопрос более критически. Такие группы, как сторонники КРИ, которые не боялись критиковать правительство, находились в политической изоляции, а отдельные товарищи сталкивались с угрозами и травлей, если работали в государственных учреждениях.

По иронии судьбы, именно Каприлес, «лицо» правящего класса, выступил с заявлением о том, что он станет президентом «для всех, даже для красных». Он беспринципно играет на усталости, которая появилась у многих простых венесуэльцев от сложившейся политической ситуации.
Экономическая неопределенность

Правые играют еще и на рецессии, которую Венесуэла переживала в 2009 — 2011 гг. из-за падения мировых цен на нефть. Они указывают на неудачи в экономике, как на подтверждение недееспособности правительства.

Правительство, в качестве основной статьи дохода, по-прежнему сильно рассчитывает на экспорт нефти: 90% экспорта составляют нефть и её производные. Во время рецессии вместо того, чтобы действовать более радикально и на примере кризиса показать необходимость разрыва с капитализмом, правительство предприняло почти точно такие же меры, как и во многих других капиталистических странах. Причем, конечно же, этому предшествовали заявления, что глобальный финансовый кризис вообще не затронет Венесуэлу.

Власти увеличили налог на добавленную стоимость (НДС), девальвировали валюту и сократили бюджетные расходы. Строительство больниц, которое еще ранее замедлилось из-за коррупции, совсем остановилось. Правительство наполовину урезало национальный бюджет, приведя его к цене на нефть в $40 за баррель, хотя даже в разгар кризиса так низко цена никогда не опускалась.

Все эти меры, вместе с годовой инфляцией в 22 — 28%, тяжело ударили по многим малообеспеченным и людям из рабочего класса.

Такой «экономный» бюджет (хотя и немного смягченный в результате повышения прогнозов цены на нефть до $60 за баррель) позволил властям накапливать денежные резервы. Эти резервы в результате были использованы в течение последних 8 месяцев для осуществления многих социальных программ, в том числе по строительству жилья — по словам властей, для беженцев, пострадавших во время ливней и наводнений в 2010 году, были построены тысячи домов. Тысячам людей, в особенности семейных, которые жили в условиях крайней нищеты, предоставили частичное социальное страхование.

Эти реформы встретили одобрение у беднейших слоев общества, но они не стали достаточными для коренного решения повседневных проблем, с которыми сталкиваются люди.

Хотя может показаться, что сейчас рецессия закончилась, но экономику в будущем совершенно точно ждут новые испытания. Очень вероятно, что Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК) потребует регулирования и снижения цены на нефть, пытаясь увеличить спрос на нефть в мировом масштабе. Ни правительство, ни правая оппозиция не говорит об этом. Еще бы, ведь подобные разговоры не годятся для предвыборной кампании!

На фоне экономических трудностей недавно принятые законы затрудняют реализацию права на забастовку. Во многих отраслях забастовки запрещены, так как они могут представлять «угрозу национальной безопасности». В результате формирования Боливарианских Профсоюзов (в том числе новой Боливарианской Профсоюзной Конфедерации) многие профсоюзы, которые раньше были независимыми, стали недееспособными или получили клеймо «правых».
Рабочий класс и левые

Как уже сказано выше, организованные левые оказались, по большей части, раздроблены и изолированы друг от друга из-за крайней политической поляризации. Такая ситуация сегодня стала результатом отсутствия настоящей массовой революционной партии. В период с 2002 по 2005 годы присутствовали все условия для успешной социалистической революции. Проблема заключалась в том, что не существовало ни одной партии, которая была бы готова воспользоваться положением. Вместо этого на сцену вышел Чавес, который сосредоточил власть в руках правительства и стремительно растущей бюрократии.

Однако, правдой является и то, что процесс «Боливарианской революции» помог выработать определенный уровень классового сознания. На многих заводах и в жилых кварталах по всей стране вполне буднично используют такие слова, как «социализм», «революция» и «рабочая власть». Однако реальное понимание того, что всё это такое и как можно этого добиться, у всех различается.

Следующие пять месяцев в Венесуэле станут политическим испытанием для левых. Чем ближе выборы, тем меньше будет оставаться возможностей для дебатов и критики. Наша секция КРИ по-прежнему поднимает лозунги независимого движения рабочего класса и подлинного демократического социализма. Мы проявляли большую активность в попытках образовать левый фронт для защиты прав трудящихся и за создание независимой левой организации, однако в нынешней обстановке это крайне тяжелая работа.

Хотя нельзя быть полностью уверенными, но наиболее вероятно, что Чавес выиграет выборы. Правительству удалось до некоторой степени дистанцировать уличное недовольство, направленное против правительства, от самого Чавеса. Многие люди до сих пор (и вполне оправданно) видят в Чавесе президента, который впервые дал им право говорить, получать медицинскую помощь и образование.

Ясно, что правое крыло, несмотря на своё краснобайство, не предлагает никакого выхода для рабочего класса, а в результате избрания их кандидата, скорей всего, станет еще трудней организовываться. В контексте ухудшающейся экономической ситуации они начнут принимать такие же меры строгой экономии, какие уже принимаются другими капиталистическими правительствами во всем мире.

КРИ в Венесуэле говорит: голосовать за Чавеса — этого не достаточно! Если мы надеемся, что кто-то обратит внимание на существующие социальные проблемы, то нам надо построить движение, готовое быстро двинуться в направлении настоящего демократического социализма. Только государство, которое базируется на принципах общественной собственности на все ключевые сектора экономики, демократического контроля «снизу» и планирования производства, сможет использовать имеющиеся богатства в целях быстрого повышения уровня жизни большинства.

Нам нужно левое правительство. Но, что еще важнее, нам нужно построить независимое движение на рабочих местах, в жилых кварталах и среди молодежи, которое объединит людей для того, чтобы вырвать управление экономикой из рук капиталистов и правительственной бюрократии.

16 июля 2012 • Дениз Дадли (КРИ, Венесуэла)

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


8 + девять =