Главная » Новости » Суд над Вадимом Курамшиным продолжается

В Таразе, в специализированном межрайонном суде по уголовным делам Жамбылской области продолжается процесс над казахстанским правозащитником Вадимом Курамшиным. Изначально предполагалось, что уже на этой неделе стороны перейдут к прениям, а в пятницу 17 августа будет зачитан приговор. Тем не менее, судебные слушания продлятся еще как минимум неделю.

Требовать будете на митингах

Процесс 16 августа начался с ходатайства защиты о повторном опросе следователя Л.И. Алиева в присутствии присяжных, что вызвало у председательствующего судьи Толесбая Самата Нуркеевича неоднозначную реакцию. Отказав в ходатайстве, в унисон с прокурором он стал доказывать, что опрос Алиева невозможен:

Судья: То, что Алиев придет, я сомневаюсь.

Защита: Статья 24 УПК обязывает суд предоставить свидетелей. Поэтому требуем предоставить Алиева!

Судья: Требовать будете на митингах! Вы отнимаете мое время!

Вадим Курамшин: Извините, но мы не отнимаем Ваше время.. Решается судьба человека…

Судья: Я все сказал! Я отказал в ходатайстве!

Защита: Объясните, почему?

Судья: Есть ходатайство о недопустимости доказательств… Это же даже указано в законе!

Защита: Пожалуйста, скажите, в каком?

— Статья 546, указано же… — вступился за судью прокурор.

— Вот, статья 562, пункт 2… — одновременно выдал судья.

Зал погрузился в изучение особенностей уголовно-процессуального кодекса. Толесбай Нуркеевич, уверенный в своей правоте, зачитал вслух по пункту правила нахождения присяжных в зале суда. Поняв, что он оказался в данном случае не прав, так как не смог найти нужных ему норм, судья замолк на некоторое время в надежде получить помощь от прокурора. Но и гособвинитель так и не смог ни на что сослаться. Тем не менее, судья остался непреклонен:

— Я отказываю в ходатайстве!

— Тогда мы требуем Вашего отвода! — предрекли 15-минутный перерыв адвокаты.

После перерыва судья вернулся в зал уже в благодушном настроении и продолжил процесс, начав с небольшой лекции об институте присяжных во все мире.

— Я не оправдываюсь… Просто чтобы вы все правильно поняли… Объясните, почему хотите допросить Алиева именно при присяжных? — закончил занимательный рассказ Толесбай.

— Мы просто хотим, чтобы и присяжные услышали, как на самом деле происходило задержание. У нас 18 нарушений только при задержании, мы хотим приобщить это к делу, — озвучили свою позицию защитники.

— При них (присяжных) заявлений никаких не будет?

— Нет.

— Вы только не должны апеллировать к присяжным… — согласился Толесбай вызвать в суд Алиева

— Тогда мы отвод снимаем и ходатайствуем опросить двух наших свидетелей.

Далее в зал суда были приглашены присяжные заседатели и вызваны свидетели защиты Лариса Бояр и Жанна Байтелова.

— Вадима Курамшина я знаю несколько лет. С Кусаиновым я познакомилась на следующий день после задержания Вадима. Он рассказывал о задержании Вадима. Рассказ был достаточно сумбурный. Кусаинов повторял несколько раз, что он давал взятку прокурору. Мол, сам Вадим честный человек, и он сам готов сесть в тюрьму вместо него, — рассказала присяжным Лариса Бояр.

Подтвердила слова Ларисы и Жанна Байтелова, рассказавшая о том, что именно Кусаинов утверждал, будто бы дал взятку Удербаеву за освобождение автомобиля с товаром:

— Кусаинов пригласил Вадима Курамшина в Алматы, снял для него квартиру, носился с видеороликом о коррупции на Кордае. Часть ролика снималась у него на квартире. Он говорил, что дал взятку прокурору по имени Мухтар, дал предоплату в размере 75 тысяч тенге. Видеоролик был нужен для проведения пресс-конференции. Кроме того, Кусаинов предлагал Курамшину потребовать с Удербаева 50 тысяч долларов за «нанесенный моральный и материальный вред».

По окончании опроса свидетелей защиты, судья объявил перерыв до следующего дня и постановил пригласить на процесс следователя Алиева Л. И.

Оружия и бомб не было — взяли компьютер

Процесс 17 августа начался с опроса стороной защиты старшего следователя ДВД Жамбылской области Л.И. Алиева.

— С какой целью и когда Вы прибыли на Кордай?

— На все эти и другие вопросы я уже отвечал на прошлом процессе!

— Но Вы отвечали без присяжных…

— Все равно! И я к судье обращаюсь!

Далее, периодически пререкаясь с защитой, следователь продолжил отвечать на вопросы, из которых следовало, что Алиевым было допущено несколько десятков нарушений законов РК и уголовно-процессуального кодекса:

1. Так, несмотря на требования ст. 14, ст. 68 ч. 7 УПК РК, Курамшиным не было реализовано ни одно из перечисленных прав подозреваемого. Более того, Алиев даже не соизволил разъяснить задержанному его права.

2. Прослушивание разговоров Удербаева и Курамшина производилось незаконно без санкции прокуратуры и Алиевым была нарушена ст. 237 ч. 1 абз. 2 УРК РК.

3. Алиевым не были разъяснены права понятым.

4. Ни Алиев, ни другие сотрудники правоохранительных органов не представились Вадиму Курамшину.

5. В нарушении ч. 2 ст. 86 УПК РК, несмотря на то, что понятые должны свободно владеть языком, на котором ведется задержание, Алиевым были привлечены понятые, которые вообще не понимают русскую речь.

6. Видеозапись задержания Курамшина претерпела видеомонтаж. Более того, видеокассета, на которую фиксировался «личный досмотр», была опечатана лишь через неделю.

7. Согласно протоколу личного досмотра от 23.01.12, подписанному единолично следователем ДВД Жамбылской области Алиевым Л.И., кроме двух пар обуви разного цвета при обыске у задержанного лица ничего обнаружено не было. Остается тогда неизвестным, на каком основании было возбуждено уголовное дело в отношении Вадима Курамшина, если деньги предполагаемой взятки так и не были обнаружены.

8. Следователь ДВД Жамбылской области Алиев Л.И. сообщил, что заявление Удербаева М. от 23.01.2012 г. о возбуждении уголовного дела в отношении Курамшина В.Р., якобы вымогающего у него деньги за флэш-карту, закузировано дежурным ДВД через несколько дней, но задним числом — 23.01.2012 г. Тем не менее, под номером 133 закузировано заявление совсем другого лица с февральской датой.

9. Превышая свои полномочия, в нарушение требований ст. 150 ч. 2 УПК РК 24.01.2012 г. следователь ДВД Жамбылской области выносит постановление об избрании Курамшину В.Р. меры пресечения в виде ареста.

10. В ходе предварительного следствия не было рассмотрено ходатайство Курамшина В.Р. о применении видео-, аудиозаписи в ходе проведения очных ставок со свидетелями, показывающих против него, а именно Кусаинова К.К., который за время предварительного следствия неоднократно менял свои показания.

11. В нарушение требований ст. 278 УПК в обвинительном заключении отсутствуют ссылки на тома и листы дела. Более того, защите и обвиняемому были вручены совершенно разные копии обвинительного заключения и т. д.

Вся же суть оперативных действий сводилась к тому, чтобы найти хоть что-то против правозащитника:

— Скажите, зачем был произведен обыск в квартире Курамшина, которую он снимал в Алматы?
— Искали противозаконные предметы.
— А какие именно? Бомбу?
— И бомбу, и оружие…
— Нашли?
— Нет.
— А зачем изъяли компьютер, которые не принадлежал Курамшину?
— Оружия и бомб не было — взяли компьютер.

Опрос других свидетелей обвинения не увенчался успехом:

— Мы вызывали сегодня Халметова и Умбеталиева… Это оперативные работники и, к сожалению, их найти так быстро не представлялось возможным… Пока их нет. Мы им вызов по факсу отправили, сказали что их ищут, — констатировал судья.

Далее приступили к опросу потерпевшего Удербаева. В этот раз нерадивый сотрудник прокуратуры блеснул в своих познаниях. Если до этого все его ответы сводились к «Не помню», «С гособвинением согласен» и «На усмотрение судьи», то сегодня страдающий «синдромом Корсакова» (см. «Суд присяжных без присяжных») блистал в своем выступлении:

Защита: Вернемся к тому времени, когда ставился вопрос о легальности задержанного груза. С какой целью был задержан данный товар? Ранее вы пояснили, что данный товар является контрабандой, то есть, мобильная группа была создана для борьбы с контрабандой. Этот факт подтвердился?

Удербаев: Нет.

Защита: Перевозчиком были предоставлены все подтверждающие документы?

Удербаев: Да.

Защита: А какие? Вы не подскажете?

Удербаев: Вы же сами знаете, декларация. Сколько можно говорить?

Защита: А все ли декларации на весь товар были представлены?

Удербаев: Да, все декларации.

Защита: А с какой целью провозился данный товар?

Удербаев: Ау?

Защита: Какое целевое назначение было данного товара?

Удербаев: Там до 50 кг было… Выше было…

Далее Удербаев поведал суду, что «устный» и письменный запросы являются одним и тем же. А кордайцы знают. чем занимается каждый казахстанец, т. к. у них есть своя «республиканская база». На вопросы, изобличающие коррупционную деятельность Удербаева и кордайской прокуратуры, потерпевший ответить не смог. На помощь пришел судья, пресекавший все вопросы защиты, которые вводили в ступор сотрудника кордайской прокуратуры.

По завершении опроса Удербаева судья попытался ускорить судопроизводство:

— Мне надо уже завершать это дело. Я присяжных потеряю, просто поймите правильно. Нам надо чтобы Вы закончили, есть свидетели или нет — огласим. Поэтому я сегодня же просил быть готовыми к оглашению. Если сегодня мы можем перейти к оглашению, давайте обсудим. Тогда я быстро рассмотрю Ваши ходатайства и перейдем к оглашению, а в понедельник к прениям сразу перейдем и все… Мы сможем заседать сегодня хоть до самой ночи.

Тем не менее, адвокаты смогли настоять на опросе в понедельник Кузьминой. На этот же день назначено рассмотрение ходатайств сторон.

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


девять × 4 =