Главная » Новости » Прокуратура запросила 9 лет лишения свободы для Владимира Козлова

Государственный обвинитель потребовал для лидера незарегистрированной оппозиционной партии «Алга» Владимира Козлова 9 лет лишения свободы и вполне возможно, что суд даст ему более 5-ти лет, чтобы он не смог воспользоваться амнистией и возможным смягчением приговора. В Актау уже с августа продолжается процесс над деятелями «Народного Фронта», которые обвинялись в «разжигании социальной розни», в создании «организованной преступной группы» и в призывах «к свержению конституционного строя».

Так как другие обвиняемые Серик Сапаргали и Акжанат Аминов уже частично или полностью признали свою вину, то Владимир Козлов понесет самое большое наказание за преступления, которые он не совершал. Власти намеренно провели этот процесс, чтобы обвинить незарегистрированную партию «Алга», а также оппозиционные издания «Голос Республики», «Взгляд», и спутниковый канал К-плюс, с целью их окончательного закрытия. Приговор наверняка коснется и эти издания, деятельность которых возможно будет приостановлена, а имущество партии, записанное на Владимира Козлова в качестве собственности, будет конфисковано.

Таким образом, Акорда хочет взвалить всю ответственность за массовый расстрел бастовавших почти восемь месяцев рабочих в Жанаозене и на станции Шетпе на оппозицию, которая якобы планировала мятеж и кровожадно пустила нефтяников под пули. «В результате молодые люди стали жертвами. Люди стали пушечным мясом в руках оппозиции. Преступная группа не смогла прийти к власти. Теперь она действует идеологически», – утверждает прокурор Эмиргали Жанаев.

Правда, прокуроры умалчивают, что послужило причиной расстрела безоружных нефтяников и участников мирного митинга, как не смогли они доказать и незаконность требований бастующих. Все «доказательства», собранные КНБ за период следствия рассыпались в прах, различного рода «прослушки» и результаты скайп конференций говорили лишь о том, что лидеры оппозиции узнали о столкновениях и расстреле лишь по факту и даже находились в растерянности. Поэтому «заговора» не существовало в природе.

Само кровопролитие было выгодным лишь Елбасы, чтобы одним махом уничтожить забастовку, расправившись силой оружия с активными участниками стачки и местными жителями, поддерживающих рабочих, а также раздавить партию «Алга» и медиа ресурсы, принадлежащие Мухтару Аблязову, представив его главным заказчиком и организатором «массовых беспорядков». Все эти обвинения открывают широкий простор для продолжения политических репрессий, так как «организованной преступной группой» будет признана целая политическая партия, руководители которой на местах также могут понести наказание.

Единственным «доказательством» вины подсудимых были лишь показания некоторых нефтяников и ряда их же однопартийцев, выбитых под пытками во время следствия. Сторона обвинения оперирует еще палатками, которые были закуплены, но так и не были развернуты из-за запрета на площади Жанаозена, а также говорит о нескольких миллионах тенге, выделенных в качестве материальной помощи. Но всем прекрасно известно, что этих очень мизерных средств все равно не могло хватить и существенно помочь тысячам семей рабочих более семи месяцев, испытывавших голод и даже не отправивших своих детей в школу.

Реальную помощь бастовавшим рабочим оказывали работающие нефтяники, которые отдавали часть своей зарплаты, а после работы присоединялись к митингам протеста на центральной площади Жанаозена. Средства и продукты собирались и местными жителями, а также рабочими соседних нефтедобывающих компаний, которые не участвовали в забастовке. Только эта солидарность и позволила выжить и продержаться нефтяникам ПФ «Озеньмунайгаз» так долго.

Следует также отметить неверность и необъективность обвинений всех рабочих активистов в предательстве. Показания против Владимира Козлова, Серика Сапаргали и Акжаната Аминова дали фактически только активисты «Народного Фронта» и местной организации партии «Алга» во главе с Айжангуль Амировой. Именно она первая пошла на активное сотрудничество со следствием, а потом уговорила Наталью Ажигалиеву и Талгата Сактаганова сделать «деятельное раскаяние». Последний вообще стал проявлять активность в забастовочном движении лишь в августе, и был сразу обласкан и поднят на «пьедестал» партией, отправлен в Варшаву и Брюссель.

Основная часть нефтяников, арестованных спецслужбами, «показаний» не давала, а те, что были выбиты под пытками, были сразу дезавуированы во время судебного процесса в Актау весной и летом этого года самими подсудимыми рабочими. Отказалась от своих «показаний» и Роза Тулетаева, не сдался Максат Досмагамбетов и еще 13 нефтяников Жанаозена и Шетпе, которые были отправлены по этапу в разные колонии страны. В СИЗО Актау были оставлены лишь Сактаганов и Калиев, которые умудрились оклеветать еще и своих товарищей по забастовке, и в дальнейшем использовались сотрудниками КНБ в качестве «свидетелей» обвинения на процессе у Владимира Козлова.

Мы еще дадим более глубокий и развернутый анализ всего этого процесса в Актау, а также сделаем выводы и дадим свои политические оценки. Ясно одно, что сейчас власти продолжают политику устрашения и подавления рабочего движения и на примере событий в Жанаозене, ужесточают Уголовный, Административный и Трудовой Кодексы, которые сейчас больше будут направлены на наказание рабочих, посмевших выйти на забастовку и создать свои профсоюзы. Расправа над Владимиром Козловым – это расправа со всеми, кто находится в оппозиции или пытается сопротивляться режиму. Мы говорим — Позор судилищу!

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


6 × шесть =