Главная » Анализ » Депутат и его мандат
Геннадий Гудков

Геннадий Гудков

1 августа Следственный комитет объявил, что направит в Генпрокуратуру и Госдуму запрос о лишении Геннадия Гудкова депутатского мандата в связи с «незаконной предпринимательской деятельностью». Единая Россия и ЛДПР сразу же заявили, что поддержат это решение, соответствующее голосование должно состояться 12 сентября.

Сам депутат утверждает, что подвергается «политическим репрессиям» за активное участие в прошедших протестах, просит депутатов от ЕР не голосовать против него, а его сторонники начали публиковать информацию об аналогичных нарушениях в ЕР. Однако это, судя по всему, не способно изменить уже свершившегося факта — Гудков лишится думского кресла в ближайшие дни.

Несколько слов о Гудкове и его бизнесе

В связи со всей этой историей представляется совсем не лишним сказать несколько слов о пути нашего героя в бизнесе и политике.

Геннадий Гудков родился в 1956 году в Коломне, с 1981 года работал в органах госбезопасности: Коломенском городском отделе КГБ, управлении внешней разведки и московском управлении КГБ, окончил Краснознаменный институт КГБ. В 1992 году решил заняться охранным бизнесом и вышел в отставку в звании полковника.

Бизнес Гудкова — это не какая-нибудь придорожная шашлычная, Гудков являлся одним из пионеров и крестных отцов нового рынка охранных услуг. Уже к 1996 году в созданной им фирме «Оскордъ» работало около 3000 человек, большая часть которых — бывшие сотрудники спецслужб и правоохранительных органов. В 1997–2001 годах Гудков, вместе с другими руководителями частных охранных компаний, состоял в консультативном совете при директоре ФСБ. Трудно поверить, что человек, который в начале 90-ых, в годы масштабного раздела собственности и повсеместного рэкета создал маленькую частную армию, является белым и пушистым.

На сегодняшний день бизнес семьи Гудковых представляет собой разветвленную и обширную сеть: в собственности семьи до недавнего времени находилась группа охранных предприятий «Оскордъ», включающая несколько ЧОПов, в том числе московские «АБ Пантан» и «Аякс-Интер», и питерский «Оскордъ» (в котором одном работают около 200 человек, и который Гудков вынужден был продать в конце июня по цене уставного капитала — 350 тысяч рублей, хотя сам владелец оценивает ее стоимость в 10 миллионов долларов), ООО «Рошан», полученный по договору дарения в 2008 году рынок «Коломенский строитель» и т. д. Владеет семья и бизнесом заграницей — это болгарская фирма «Инглиш Вилидж» и зарегистрированная в офшоре Гибралтар компания «Бизнес Консалтанс Лимитед».

В первый раз Гудков прошел в Думу на довыборах в 2001 году. Там он стал заместителем председателя Народной Партии (НПРФ) Райкова и председателем подкомитета по законодательству в сфере охранной и детективной деятельности (удобно, не правда ли?). Когда по итогам выборов 2003 года НПРФ не прошла в Госдуму, в партии произошел раскол, в ходе которого Гудков выступал за поддержку Единой России и присоединение к партии власти. Хотя присоединения так и не состоялось, Райков был вынужден уйти в отставку, Гудков занял его место и вместе с большинством членов партии вошел во фракцию ЕР, в которой находился вплоть до 2007 года.

Когда в 2006 году был запущен кремлевский проект «Справедливая Россия», образованный путем слияния Партии Жизни, «Родины» и Партии Пенсионеров, Гудков вместе с представителями «Патриотов России», Партии Возрождения России, Партии Социальной Справедливости и Социал-Демократической Партии подписали соглашение о создании «левоцентристской партии», способной конкурировать с СР. Заявленного объединения «левоцентристских сил» так и не состоялось, а уже через несколько месяцев Народная Партия вошла в СР, а Гудков — в политбюро СР. Член высшего совета ЕР и первый зампред Думы Олег Мороз так тогда прокомментировал эту комбинацию: «Малочисленные партии, принимая решение о вхождении в крупные, прежде всего преследуют цель для своих лидеров — попасть в партийные списки на выборах в Госдуму».

Еще раз о расколе в верхах

К чему мы привели эту биографическую справку? Чтобы еще раз показать, что Гудков — вовсе не добрый народный избранник, пекущийся об общем благе. Отнюдь, он — опытный КГБшник, крупный и удачливый бизнесмен, расчетливый и хорошо чувствующий конъюнктуру политикан-популист, использующий Думу не как трибуну, а как инструмент для лоббирования интересов своего бизнеса и стремящийся всеми правдами и неправдами обеспечить как можно более хорошее место под солнцем для себя и своих наследников. Он — плоть от плоти нашего бизнеса и чиновничества, Единой России и ее марионеточного дополнения, Справедливой России. Политическое кредо Гудкова очень ярко и точно выразил его ближайший сподвижник, Илья Пономарев: «Если хочешь что-то сделать в жизни, чтобы было что детям показывать, то придется договариваться с властью. Чтобы дали полянку помотыжить».

Что же в таком случае он забыл на прошедших протестах? Почему являлся их «активным участником и организатором»? Все дело в том, что такие люди, как Гудков, прекрасно осведомлены о ситуации как в российской, так и в мировой экономике, они хорошо знают, что кризис далек от завершения и, что бы ни наобещали говорящие головы режима, положение масс простых трудящихся будет только ухудшаться, а значит — их недовольство со временем будет неизбежно расти, с тем, чтобы рано или поздно вырваться наружу и положить конец былому раздолью. Они не питают на этот счет никаких иллюзий. И перед каждым из них встает нелегкий выбор: продолжать делать все то же, что и раньше, сохранив свое положение на некоторое время, но рискуя потерять все в будущем, или же постараться примазаться к протестующим, чтобы в случае чего сохранить свой кусок, а то и, чем черт не шутит, урвать пожирнее, но, опять же, рискуя все потерять, если такое «предательство» окажется несвоевременным. Эта альтернатива постоянно висит над каждым из власть предержащих, в действительности они испуганы и не знают, что делать. Боясь ошибиться и все потерять, они вынуждены каждый день и час прислушиваться к событиям, взвешивать ситуацию, решать, продолжать ли строить из себя всемогущих или побыстрее спрятаться подальше.

В этом и заключается суть раскола в верхах. Вся история учит, что в моменты социальных кризисов режим и правящий класс делятся на две части: одни склоняются к уступкам и компромиссу, надеясь ими успокоить недовольство, другие, те, кто понимают, что подачками тут не отделаться, — наоборот, к дальнейшему ужесточению режима. И это разделение отнюдь не является чем-то навсегда данным, напротив, оно по самой своей сути подвижно и очень чувствительно к малейшим изменениям политической обстановки. Хороший пример дает мубараковская Национально-Демократическая Партия, во многом похожая на Единую Россию: казавшаяся несокрушимой, она растаяла как снег с первым дуновением «арабской весны», еще вчера она была повсюду, а спустя всего несколько дней стало просто невозможно найти ни одного ее члена. Куда же они исчезли? Они все просто вдруг стали «друзьями» революции…

Когда год назад тандем объявил о рокировке, стало понятно, что временно победу одержала та часть, что выступает не за уступки, а за консервацию и дальнейшее закручивание гаек. После думских и президентских выборов и последовавших за ними протестов стало очевидно: никаких действительных уступок не будет. Несмотря на мнимые послабления, вроде изменения порога регистрации партий, по всем фронтам идет общее ужесточение режима. Правящей камарилье удалось сохранить свое единство: сейчас, когда выборы прошли, новая волна кризиса еще только в будущем, а протесты временно спали, большинство находящихся у власти успокаивает себя надеждой, что любые протесты удастся подавить, если не обещаниями и хитростью, так силой.

Однако находятся и те, которые полагают, что не раньше так позже режим если и не падет под ударами протестующих, то во всяком случае будет вынужден пойти на переговоры и торг с ними. И, если такой исход неизбежен, они справедливо полагают, что лучше сменить свой цвет раньше, чем позже, подделаться под «друзей народа» с тем, чтобы обеспечить себе «полянку» в будущем. Хорошим примером такого рода политиков является глава василеостровского отделения ЕР Валерий Федотов, который недавно выступил со сравнительно резкой критикой своей партии и даже принял участие в «Белом форуме» — слете оппозиционных VIP’ов под Питером. Другим примером служит СРовская троица: Пономарев и династия Гудковых.

Сейчас они находятся в меньшинстве, но с изменением положения дел количество таких «отступников» может увеличиться. Именно поэтому сейчас, когда режиму жизненно важно сохранить единство, ради этого единства он готов пойти на все: если не удается удержать свою целостность с помощью преференций, это нужно сделать посредством страха и круговой поруки. Режиму важно показать своим сторонникам, что «перебежчикам» не стоит рассчитывать на какое-либо снисхождение, расправляться с ними будут безжалостно. Нужно устроить показательную порку главных «предателей», чтоб другим неповадно было.

Гудков сделал свою ставку и… просчитался.

Буква закона и дух беззакония

Итак, режим решил устроить показательную расправу над позволившим себе слишком многое депутатом. Еще весной, в мае МВД провело серию проверок в принадлежавших семье Гудковых ЧОПах, по результатам которых у некоторых из них были аннулированы лицензии за «нарушение правил хранения оружия». В результате этого уже в июне Гудков объявил о продаже семейного бизнеса, а себя сравнил с Ходорковским.

Этим, однако, дело не закончилось: вскоре Следственный Комитет в ответ на запрос гражданина Болгарии Ивайло Зартова инициировал проверку по факту «незаконной предпринимательской деятельности» Гудкова. Определенная ирония заключается в том, что еще в начале своей депутатской карьеры Гудков сам голосовал за принятие поправок в закон «О статусе депутата», которые содержат запрет на предпринимательскую деятельность для парламентариев. Дело не стали откладывать в долгий ящик: уже в начале августа СК подал запрос в Генпрокуратуру и Госдуму. Прокуратура, думские фракции Единой России и ЛДПР сразу поддержали лишение Гудкова мандата, КПРФ высказалась неопределенно: «Конечно, мы против репрессий, но если нарушения действительно имели место, необходимо поступить в соответствии с законом». Не приходится сомневаться, что уже в ближайшие дни Гудков расстанется с депутатской корочкой.

Интересно отметить, как Гудков и его сторонники отреагировали на это. 27 августа Гудков-младший, Пономарев и Митрохин начали публикацию сведений об аналогичных нарушениях депутатов ЕР. Этим они не сказали никому ничего нового, а только лишний раз подтвердили то, что все давно знали: все во власти в целом и в Думе в частности прочно повязаны с крупным бизнесом, используют свое служебное положение в его интересах, и поддержку бизнеса — в своей политической деятельности. Сама эта публикация вызывает очень серьезные вопросы: вы ведь долгие годы работаете в Думе, и прекрасно знали, как обстоят в ней дела, знали, что все нарушают, так чего же молчали раньше? Почему до этого не открывали людям глаза? Для каждого становится понятно, что эта публикация направлена не к простым трудящимся, а к самим депутатам от ЕР. Нельзя не согласиться с точным комментарием Ленты.ру: «Гудков-младший и Митрохин, публикуя компромат на оппонентов, как бы говорят им следующее: давайте жить по понятиям, давайте закроем глаза на взаимные нарушения. Зачем вы, коллеги, копаетесь в наших чуланах? Зачем вынуждаете нас напоминать вам об избирательном наказании, когда все могли бы жить мирно и, не препираясь по пустякам, продолжать и далее творить законы и другие свои привычные дела?» К сожалению для Гудкова, с точки зрения режима «не по понятиям» первым поступил как раз он, выступив против своих.

Для нас же, простых трудящихся: рабочих, служащих, студентов и пенсионеров — важно не то, что Гудков такой же, как все, а то, что там наверху плохи все. Нам важно не кто хуже, а кто может стать лучше, нас возмущают не «случаи избирательного законоприменения», а именно то, что бюрократия тесно срослась с крупным бизнесом, что она коррумпирована и не может не быть коррумпирована в условиях капитализма. Нам нужна не эта насквозь прогнившая клика, а по-настоящему демократичное и контролируемое снизу рабочее правительство. Поэтому и публикация сторонниками Гудкова очередного компромата вызывает у нас вовсе не сочувствие к опальному депутату, а только еще большую ненависть ко всей системе, органичной частью которой являются и сами Гудковы и Ко.

Сам Гудков 31 августа написал примерно 50 депутатам от Единой России, которых он «уважает на личном уровне», письма с просьбой не голосовать за «внесудебную политическую расправу». Таким образом он, очевидно, попытался найти и привлечь на свою сторону будущих перебежчиков из ЕР, тех кто сомневается, не последовать ли им примеру Федотова. Однако это шаг вызвал прямо-таки ярость со стороны режима: ты можешь выступать на митингах и, если нам это не нравится, смиренно принять заслуженное наказание, но мы не позволим тебе пытаться нас расколоть, разрушить наше столь непрочное в действительности единство. Ответ от ЕР и в частности от адресатов последовал в тот же день и был предельно жестким: Гудкова обвинили в давлении на коллег, непорядочности, нарушении депутатской этики и т. д. У нас эти внутренние разборки могут вызвать лишь отвращение: то, что Гудков в попытках защититься апеллирует к кому угодно, начиная от Европарламента и заканчивая Единой Россией, но только не к рядовым участникам протестов, многое о нем говорит.

Учитывая все сказанное выше, наше отношение к Гудкову предельно ясно: когда в нашей стране велись и ведутся действительные репрессии против профсоюзных активистов и антифашистов, да хотя бы и против Pussy Riot, когда наш товарищ Николай Кавказский посажен на два месяца совершенно без всяких к тому оснований и каких-либо доказательств его вины, «репрессии» против миллионера и политикана Гудкова не могут вызвать у нас ни малейшего сочувствия. Мы не можем и не будем оказывать ему ни капли поддержки.

Быть может, кто-то обвинит нас в непоследовательности: ведь выше мы писали, что «перебежчики» вроде Гудкова ослабляют режим. А значит, резко критикуя и выступая против них, мы тем самым приковываем их к этому режиму, препятствуем его разложению. Выходит, что с ним нужно не бороться, а наоборот — всячески поддерживать и сотрудничать с ними, пытаться привлечь на свою сторону.

На это мы ответим: верно, что «отступники» режима ослабляют его, но их «помощь» и «дружба» ослабляют протестное движение в десять раз сильнее! Верно, что, не ожидая от нас теплого приема, сторонники режима останутся на той стороне и тем самым укрепят его, но если протестное движение освободится от иллюзий на их счет, если оно ясно осознает свои цели и средства, это укрепит нас в десять раз больше!

Относительно Гудкова и прочих оппозиционных VIP’ов полностью верны слова: уж лучше враги, чем такие «друзья». Конечно, в данный момент они предпочитают «поддерживать» протестующих, подготавливая для себя задел на будущее, но коренное изменение всей экономической и политической системы, той системы, которая дала им все, совсем не в их интересах. Они стремятся вовсе не расширить и укрепить движение, а только оседлать его и использовать в своих интересах: в лучшем случае как аргумент в торге с режимом, в худшем — чтобы на гребне движения попытаться самим занять его место. Для доказательства этих утверждений достаточно просто взглянуть на историю развития протестов. Да, после думских выборов Гудков призвал «оппозиционных» депутатов сдать мандаты, но сделал он это лишь потому, что прекрасно знал, что никто заветных корочек не отдаст. Да, все это время он утверждал, что Дума полностью утратила всякое доверие избирателей (и это действительно так: согласно опросу «Левада-центра» доверяют деятельности Думы всего 20% россиян, а считают ее центром принятия решений — и вовсе 13%), и что необходим ее роспуск и перевыборы, но он говорил это только потому, что ясно понимал, что никаких перевыборов не будет. То, что сам он сдавать свой мандат отказался, то, как он цепляется за него сейчас, прекрасно показывает подлинную ценность его слов. Пытался ли он хоть раз помочь протестующим самоорганизоваться? Нет, потому что политика для него сводится к кулуарным переговорам в дорогих ресторанах и выступлениям с трибуны по праздникам.

Все прошедшие протесты и, в особенности, лагерь #ОккупайАбай ясно показали: Гудков и остальные VIP’ы нам не нужны, мы вполне способны добиться всего сами, и без них лучше, чем с ними.

Поэтому мы говорим:

Балаганную Думу в отставку! Вместо нее — Учредительное Собрание всех слоев трудящихся!

Демонтаж всего бонапартистского режима Путина-Медведева! Вместо него — комитеты борьбы и демократическое рабочее правительство!

Нет любому союзу левых с националистами, либералами и мнимыми «друзьями»! Вместо гнилого союза — массовую рабочую партию!

Влад В., КРИ, Москва

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


4 − = три