Главная » Анализ » Расстрел на шахте Марикана вызвал массовое движение протеста по всей Южной Африке
Расстрел шахтеров в ЮАР

Расстрел шахтеров в ЮАР

Обвинение в «убийстве и в покушении на убийство» направленное против бастующих шахтеров вызвало взрыв возмущения в ЮАР.

В условиях широкого распространения акций протеста и негативной реакции в обществе, национальный орган уголовного преследования (NPA) (аналог казахстанской Генеральной прокуратуры) был вынужден отказаться от обвинений в «убийстве и в покушении на убийство» против 270 шахтеров, арестованных после расстрела 16 августа на шахте Марикана.

После неоднократных переносов слушаний из-за многочисленных злоупотреблений со стороны NPA, адвокаты арестованных заявили на пресс-конференции о нарушениях прав забастовщиков на справедливое судебное разбирательство и вынесли ультиматум президенту Зуме, потребовав освободить всех шахтеров уже в воскресенье. Однако 170 арестованных участников забастовки были выпущены только во вторник, а NPA уже решила предъявить главным активистам профсоюза обвинения в применении насилия, владении опасным оружием, хранении оружия и боеприпасов, а также в незаконных собраниях рабочих.

Надо отметить, что правящая коалиция АНК при аресте 270 горняков шахты Марикана применила законы времен Апартеида, которые стали детонатором мощного народного возмущения и массовых выступлений протеста по всей стране. Движение за освобождение арестованных рабочих привело к фактическому расколу АНК, так как известный деятель правящей фракции в Парламенте Матоле Мотшега и министр юстиции Джефф Радебе потребовали от прокуроров NPA объяснений. Более того, они заявили, что «у них не было сомнений, что решение прокуратуры побудило чувство шока, паники и растерянности среди общественности» (Sunday Independent 02 / 0-9/12).

Один из руководителей АНК Matthews Phosa, уже ранее предупреждал, что массовая безработица, особенно среди молодежи, создают все необходимые условия для собственной «арабской весны», и начал полномасштабную атаку на NPA. В частности он говорит следующее: «Обвинение рабочих со стороны следователей в преступлениях, задолго до окончательных результатов деятельности комиссии по расследованию, идет вразрез с правилами рассмотрения подобных дел, и является безрассудным, нелепым и почти абсурдным шагом, последствия которого слишком ужасны. Нам не нужна новая Марикана!».

Помимо правовой абсурдности обвинений, которые стали причиной массового недовольства среди трудящихся масс, нужно признать тот факт, что против бастующих горняков было использовано правовое оружие режима Апартеида, которое активно применялось против борцов за расовое равноправие и профсоюзных вождей в 60 – 80-е годы. И сами аресты выживших после расстрела горняков, транслировавшегося по всем телеканалам страны, стали таким острым фактором раздражения, что даже профсоюзная бюрократия COSATU вынуждено было осудить решение прокуратуры ЮАР. Хотя только недавно профсоюзные боссы трусливо обвиняли бастующих рабочих шахты Марикана в «экстремизме», под давлением дискредитировавшего себя связями с английскими хозяевами Национального союза горняков (NUM), а теперь пытаются сохранить свое лицо.

То, что такое решение об аресте 270 горняков вообще могло появиться, является показателем того, насколько далеко вправо ушло правительство АНК, как и сам президент правящей коалиции «коммунист» Зума. И это при том, что в 2009 году NPA отказалось продолжать расследование дел по обвинению в коррупции ближайших соратников президента, а прокуроры, которые сопротивлялись этому были уволены. Более того, сейчас Генеральная прокуратура ЮАР (NPA) фактически не имеет руководства, после различных скандалов и перестановок.

Еще большее возмущение в обществе вызвало выступление высокопоставленного чиновника полиции, который заявил, что ни одному из арестованных рабочих не будет позволено работать на шахтах и предприятиях английской корпорации Lonmin. Это вкупе с действиями прокуроров из NPA демонстрирует, в какой степени институты государства под руководством АНК действовали как частные охранные агентства хозяев горнодобывающих компаний, что еще раз разоблачает роль государственного аппарата в условиях «черного» капитализма.

Еще более шокирующим является все большие свидетельства того, что было ясно с самого начала: массовое убийство 16 августа на шахте Марикана было преднамеренным. Ядовитое облако пропаганды, которое было выпущено полицией, частью средств массовой информации, и профсоюзной верхушкой NUM сразу же после резни о том, что полиция якобы стреляла в рабочих в целях самообороны, начинает рассеиваться. Так отчеты показывают, что многие рабочие были расстреляны в спину, когда они убегали от полицейских.

В прошедшее воскресенье по информации газеты City Press (02/09/12) лауреат Пулитцеровской премии журналист, Грег Маринович посетил место массового убийства, и первым разрушил прежнюю версию расстрела, заявив, что на самом деле имело место два театра боев. Это утверждение было доказано показаниями оставшихся в живых после резни рабочих, что, по крайней мере еще 14 тел были найдены в 300 метрах от Wonderkop – первой сцены расстрела, которая и была снята телекамерами. Это место местные жители называют Малыми Копями.

Журналисты газеты City Press нашли доказательства того, что полиция следственного управления (IPID) заставляет своих следователей фальсифицировать факты, чтобы показать общественности, что расстрел произошел именно на первой сцене. Корреспонденты обнаружили в 300 метрах патроны от винтовок R1, полицейские маркеры, где упали убитые, а также следы крови, что камня на камне не оставляет от официальной версии расстрела и от попыток властей скрыть доказательства преступления. Рабочие также рассказали, что горняки бежали туда от Малых Копей, чтобы скрыться от полиции, но были настигнуты бронетехникой и на ходу расстреляны в спины и рассеяны.

Все в поведении управления Lonmin, правительства и профсоюзной верхушки NUM говорит о том, что решение утопить в крови забастовку, было принято на самом высоком уровне в руководстве АНК совместно с хозяевами Lonmin. Так, например, за это говорит то обстоятельство, что 15 августа управлением корпорации, представителями официального профсоюза NUM и независимого профсоюза AMCU, возглавившего забастовку, было принято решение сесть за стол переговоров на следующий день 16 августа.

Однако на следующий день в административном здании шахты Марикана представитель управления английской корпорации появился лишь через 90 минут, а переговоры были сразу прекращены, по сути, даже не начавшись. Представителям профсоюза AMCU генеральный управляющий шахты Lonmin так и заявил – «Теперь все в руках генералов».

Бастующие рабочие в этот день собрались в нескольких сотнях метров от шахты и ближайшего населенного пункта, как раз у Малых Копей (Wonderkop), не представляя никакой угрозы ни самому предприятию, ни поселку, где многие из них проживали. В том, что горняки вооружились и отступили к Wonderkop, не было никакого акта агрессии, но наоборот было методом самообороны после убийства в шахтах, которые уже унесли жизни 10 человек. Ведь частные охранные агентства и наемные бандиты официального профсоюза NUM совместно пытались сорвать забастовку, применив насилие.

Рабочие рассказали нашим товарищам из Демократического Социалистического Движения (DSM), что забастовка была возглавлена независимым стачечным комитетом, который был сформирован самими горняками после отказа официального профсоюза NUM выступить в поддержку требований рабочих. Это заявление бастующих подтверждает и позиция, занятая руководством NUM. Так, Генеральный секретарь этого объединения, Франс Балени, зарабатывающий R 100 000 в месяц, осудил требование рабочих о повышении заработной платы до R 12 500 в месяц, как необоснованное.

Бастующие до сих пор горняки, также рассказали, что как только они подошли к офису профсоюза NUM, располагающегося в административном здании шахты, чтобы обсудить совместные действия, так сразу делегация стачечного комитета была обстреляна, а два члена комитета были убиты. Руководство шахты имеет долгую историю кровавых расправ по отношению к работникам, которые имели дерзость попытаться разорвать цепи угнетения и эксплуатации. Это также послужило основанием для принятия решения о создании лагеря бастующих на Малых Копях (Wonderkop).

Тот факт, что государство не развернуло отряды обычного ОМОНа со спецсредствами нелетального действия, но сконцентрировало тактические группы быстрого реагирования южноафриканской полиции, вооруженные автоматическим винтовками, а также несколько бронемашин и опутало поселок и шахту колючей проволокой, ясно показывает, что массовое убийство было преднамеренным.

Реакция правящей коалиции АНК на эти события является ярким образчиком непонимания и равнодушия. Она до сих пор не выдает заявление, осуждающее это массовое убийство. Новоназначенный комиссар полиции, сказал своим сотрудникам после резни, что «безопасность населения не подлежит обсуждению. Не извиняйтесь за то, что произошло».

Министр минеральных ресурсов и энергетики, Сьюзен Шабангу, укрывшись за мнимую «независимость» государственных органов в трудовых конфликтах, отказалась поддержать требование освобождения 270 арестованных бастующих рабочих. Более того, сразу после расстрела, во время переговоров с хозяевами английской корпорации Lonmin, она запретила участвовать в этом процессе представителям независимого профсоюза AMCU, который фактически и возглавляет забастовку.

Как со скандалом изгнали рабочие из бастующего региона президента Молодежной Лиги АНК (наш аналог Жас Отана или движения «Наши») стало известно из трансляции радио (Хая FM) 3 сентября. В течение 48 часов после расстрела, область, не посетил ни один из лидеров АНК. Хотя президент страны Зума вынужден был прервать свой визит в Мозамбике, он приехал в регион под покровом ночи, посетив только раненных в госпитале, но отказавшись от общения с бастующими рабочими. Когда он, в конце концов, уже не мог оправдать свое отсутствие, горняки осудили отказ Зумы. Даже когда он объявил о создании комиссии по расследованию, президент дал понять, что он не будет возлагать вину на полицию и работодателей. И это говорит президент, деятельность, которого изображается официальной пропагандой, как «голос бедных». От лица ведущей партии АНК, Зума утверждает сейчас, что неуклюже было бы иметь в государственной политике лишь «уклон в сторону рабочего класса», тогда как он стремится быть «дисциплинированной силой всех левых».

АНК уже лихорадит, в результате углубления экономического кризиса, глубокого неравенства, накопления социальных проблем массовой безработицы, преступности, коррупции. Крайнее возмущение вызывает то, правительство не в состоянии доставить даже учебники в государственные школы в ряде провинций. Борьба разных группировок за власть в АНК, также приводит к серьезному кризису коалицию, цели и идеологический багаж, которой уже давно расходится с ее реальной политикой.

Теперь уже на четвертой неделе забастовки, рабочие находятся под огромным давлением корпорации Lonmin и официальных профсоюзов, требующих возобновления работы. Министры труда, полезных ископаемых и энергетики, Комиссия по посредничеству, примирению и арбитражу и Совет Церквей все вовлечены в попытке убедить стороны подписать мирное соглашение. Но представители боевого рабочего профсоюза AMCU отказались от этого шага, не прекращают забастовку, заявляя также, что они не в состоянии войны с NUM. Они хотят, чтобы переговоры по требованиям рабочих были в центре внимания всех посреднических усилий.

В то же время, вдохновленные сопротивлением шахтеров платиновой шахты Марикана, восстали 12500 горняков на золотодобывающей шахте в Kloof Driefontein Goldfield. Эти события представляют собой вызов организованного рабочего класса. И если бы национальное профсоюзное объединение COSATU с самого начала поддержало бы требования бастующих рабочих, то наверняка что управление корпорации Lonmin, полиция и правительство не посмели бы пойти на силовой вариант. Это еще раз показывает слабость и оппортунизм руководства COSATU, пошедшего на поводу работодателей и властей.

Расстрел рабочих шахты Марикана является границей, разделившей страну и классы. Помимо этого происходит распад АНК и трехстороннего альянса и одновременно открывает огромные возможности для нового рабочего движения. Этому делу послужит и опыт наработанный товарищами из DSM (секция КРИ в ЮАР) в Растенбурге, во время аналогичной забастовки, которая предшествовала событиям на шахте Марикана. Все это создает самые благоприятные условия для роста социалистических идей и поддержке создания массовой партии трудящихся, основанной на социалистической программе.

Вейцман Гамильтон, Демократическое Социалистическое Движение (КРИ в Южной Африке)

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


девять − 8 =