Главная » Анализ » Профсоюзы вне политики?
Рабочий

Рабочий

Последние события в Казахстане и их итог заставили по-другому взглянуть на трудовые конфликты. Все чаще и чаще разногласия работников и работодателей выходят за рамки чисто трудовых отношений и переходят в плоскость публичных социальных конфликтов с участием органов государственной власти. К слову сказать, роль последних сводится не к объективным посредническим функциями (что имело бы определенный эффект), а к участию в противостоянии на стороне работодателей, являющимися представителями крупного и среднего бизнеса.

Причина кроется в том, что в нашей системе, представители власти зачастую сами являются участниками этого бизнеса через родственных или подставных лиц. Таким образом, учитывая очень низкое качество соблюдения даже этого драконовского Трудового Кодекса в отношении прав работников со стороны работодателя, а так же сложность, а порой невозможность защиты своих интересов законным способом в виду усложненной процедуры, работник вынужден опираться только на собственные силы. Очевидно, что собственники производств действуют, так как им позволяет именно исполнительная власть.

Профсоюзы призванные представлять и защищать интересы работников, повсеместно представлены одной организацией, а именно ФПРК. Это полностью бюрократизированная структура, главная задача которой состоит в обеспечении сохранения существующей ущербной системы трудовых отношений. Все крупные трудовые конфликты в республике проходили без участия Федерации Профсоюзов по причине отсутствия авторитета и нежелания самих рабочих доверять решение своих вопросов этой организации. Создание же профсоюзов по инициативе самих рабочих с избранными представителями, встречает жесткий отпор со стороны не только работодателя, но и государственных структур.

При таких условиях множество вопросов просто не находят своего решения и загоняются вглубь, постепенно накапливаясь, увеличивая угрозу стихийных выступлений рабочих. За более чем 20 лет независимости трудовые отношения строились, да и во многом продолжают выстраиваться, так сказать «по понятиям», придавая закону второстепенную роль. За всю историю независимого Казахстана работник никогда не рассматривался, как полноправный субъект трудовых отношений. Ему отводилась роль молчаливого исполнителя, но положение рабочего класса постепенно ухудшалось, зарплаты оставались на уровне 5-6 летней давности.

Сложилось ощущение, что про них забыли, и они просто необходимый инструмент для извлечения прибыли. И вот когда рабочие стали громко заявлять о себе, оказалось что ни идти на уступки, ни цивилизованно вести диалог, ни власти, ни собственники производств не умеют, да и не считают нужным. Управляемые профсоюзы в лице ФПРК и КСПК взяли на вооружение лозунг «профсоюзы вне политики», таким образом, уводя возникшие споры и разногласия от первопричин их породивших. Под предлогом «цивилизованного диалога» с работодателем происходит затягивание и подмена возникших проблем, особенно по вопросам повышения заработной платы.

Понятно, что переход из экономического спора в политические требования очень пугает власть. Поэтому, наверное, существует установка подконтрольным профсоюзам внушать всем и везде что профсоюзы не должны озвучивать политические требования, а довольствоваться только робкими тихими просьбами, иначе это прямая угроза пресловутой «стабильности». Тезис «профсоюзы вне политики» полностью с головой выдают сущность профсоюзной официальной номенклатуры, подтверждая обоснованные претензии рабочих и подозрения в сговоре её с работодателями. Потому, что реально решить проблемы заработной платы, социальных гарантий и многих других вопросов в нашей действительности невозможно не затрагивая политические вопросы.

Теоретически можно оставаться в экономических рамках, не выходя за них, но при условии «стабильной экономики», «верховенства закона», «реальной ответственности» чиновников, отсутствие или сведение к минимуму коррупции, тогда когда поднимаемые вопросы могут действительно решиться посредством трудового спора. Но, к сожалению, всего этого в Казахстане нет. Имея огромную минерально-сырьевую базу при многолетних благоприятных мировых ценах Казахстан, тем не менее, имеет систематические провалы в социальной сфере. Отсутствие ценовой политики сводит на нет все прибавки к заработной плате, так как даже повышение зарплаты одной из групп, будь-то наемные либо бюджетные работники, мгновенно нивелируется ростом розничных цен и коммунальных услуг.

Если профсоюзы действительно нацелены на решение проблем своих членов, то постановки серьезных вопросов перед властью не избежать. Ведь корни многих поднимаемых проблем рабочими лежат далеко не в сфере ответственности работодателей. Участие профсоюзов в вопросе повышения пенсионного возраста это их прямая обязанность, и избежать политики в решении данной проблемы просто невозможно. Нужно понимать, что власть вынуждена очень внимательно следить за действиями профсоюзов, потому что после фактической ликвидации оппозиционных партий и движений это единственная крупномасштабная сила способная к мобилизации и при должной организации может довольно успешно выдвигать требования и добиваться поставленных задач.

Очевидно одно, что ни ФПРК, ни КСПК уже не смогут обеспечить Акорде требуемый порядок. Несомненно, что в наших условиях контроль спецслужб за рабочим движением будет ужесточаться, и вопрос какие формы будет принимать этот контроль остается открытым. Мы же говорим о рабочей политике, как о классовой самостоятельной деятельности профсоюзов и рабочих организаций, которые бы выдвинули единую программу переходных требований, выступали бы за свободу профсоюзной деятельности, за право на забастовку, за свободу собраний союзов и печати, а также за право создавать свои политические партии. Сопротивление планам правительства по повышению пенсионного возраста для женщин и мужчин, повышению коммунальных тарифов, коммерциализации медицины и образования, против использования работодателями заемного труда и других приемов, направленных против интересов работников — неотьемлимая часть рабочей политики.

Немаловажным и краеугольным камнем современной рабочей политики является требование национализации промышленности, транспорта, энергетики и финансов под рабочим контролем. Это немыслимо без смены вектора социально-экономического курса страны и в этом рабочие организации и настоящие профсоюзы должны играть главную роль. Другое дело, что власти, следуя концепции «Всеобщего Общества Труда», намерены полностью подавить самостоятельные действия рабочих по самоорганизации в единые профсоюзы, введя новые поправки в Уголовный Кодекс, в Уголовно-Процессуальный, в Трудовой Кодекс, Административный Кодекс и в закон «О профсоюзах». Таким образом, Акорда стремится максимально криминализировать профсоюзную деятельность, усложнить процедуру регистрации новых объединений и сажать активистов «за подстрекательства к забастовкам».

Это еще усложняет вопрос создания единых структур рабочего движения в перспективе, но не отменяет его. И в этом заключается задача социалистов и передовых рабочих активистов – пойти по пути строительства новых организаций снизу, что уже и делается, а также разоблачать везде и всюду ложь оппортунистов и профсоюзных бюрократов, связанных с властями и работодателями, о якобы аполитичности профсоюзов. Желтые профсоюзные объединения в лице ФПРК и КСПК рано или поздно сойдут со сцены, а их место займут истинные общенациональные организации трудящихся.

Профсоюзный деятель – товарищ Т., представляющий объединение «Жанарту» и СДК.

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


5 × = сорок