Главная » Анализ » Акорда провоцирует новые трудовые конфликты в стиле Жанаозена
Айнур Курманов

Айнур Курманов

Осенью и зимой мы будем также свидетелями новых локальных «жанаозеней»

Краеугольным камнем всех событий последних месяцев была и остается неизлечимая рана Жанаозена, которая стала поворотным пунктом в историческом развитии Казахстана. Расстрел участников многомесячной забастовки, по своему значению можно сравнить с кровавым воскресеньем или Ленским расстрелом, которые кардинальным образом повлияли на сознание простого народа в царской России.

Так и Жанаозен стал для трудящихся уроком жесточайшей социальной борьбы и показал всем эфемерность мифов о «социальном партнерстве» о возможности достижения компромиссов и уступок в рамках существующей системы, направленной на подавление всех свобод и на извлечение максимальной прибыли. Поэтому появление подобных крупных и длительных трудовых конфликтов в разных регионах страны просто неизбежно, как и неизбежен процесс превращения рабочего движения в грозную политическую силу.

Преобразование рабочего движения

Историческая ирония заключается в том, что власти, верхушка политической элиты и приближенные к трону олигархи, считая промышленных рабочих отсталыми и забитыми существами, на самом деле прозевали тот момент, когда появился на свет новый рабочий класс. В добывающих отраслях постепенно повысилась доля молодого поколения тружеников в основном казахоязычных и выходцев из глубинки, которые и стали выдвигать вперед новых активистов и лидеров. У них появилась потребность к самоорганизации, начали возникать зачатки новых профсоюзов и на республиканском уровне мы стали в рамках объединения «Жанарту» помогать этому процессу.

Произошел и качественный рост политического сознания отдельных групп рабочих в нефтедобывающей промышленности Западного Казахстана, которые, уже начиная с 2008 года, активно участвуют в забастовках и акциях протеста. Не зря и в забастовке апреля 2009 года на ТОО «Бургылау», в массовой стачке марта 2010 года и в последнем многомесячном противостоянии рабочими постоянно выдвигался лозунг национализации под контролем трудовых коллективов, а в течение последних двух лет не ослабевает борьба за профсоюзы между низовыми активистами и работодателями. Ведь не секрет, что спровоцировало забастовку нефтяников в мае прошлого года именно активное вмешательство исполняющего обязанности президента АО «Каражанбасмунай» китайского подданного и члена Компартии Китая Юань Му.

Даже сейчас, после таких жесточайших репрессий, убийств, арестов и судов имеются все тенденции к восстановлению рабочего движения в стране. Мы видели весной и в начале лета целую волну забастовок в различных отраслях экономики, и она будет только нарастать, как ответ на произвол работодателей, на полное бесправие, низкие зарплаты, ужасающие условия труда, массовый травматизм и гибель на производстве. Вслед за Жанаозеном последовал Жезказган, где конфликт рабочих горняков, металлургов, транспортных рабочих, энергетиков ТЭЦ и рабочих обогатительных фабрик с руководством корпорации «Казахмыс» достиг своего апогея в мае. Тогда горняки шахты Анненская отказались подниматься на поверхность и к ним присоединились их собратья еще трех рудников.

Противостояние длившееся несколько дней завершилось казалось бы победой бастующих, так как председатель правления ТОО корпорации «Казахмыс» г-н Огай согласился на все требования горняков и даже на повышение заработной платы на 100 %. Правда, это не помешало ему недавно закрыть рудник, как дурной рассадник бунтарских мыслей, а коллектив разбросать по оставшимся производствам. Этот случай еще раз показал рабочим необходимость подавить в себе всякие иллюзии связанные с возможностью договориться с хищниками. Жуткое недовольство этим обманом опять загнано временно внутрь до нового удобного случая, который быть может скоро представится.

В самой Мангистауской области судебный процесс и осуждение участников и лидеров многомесячной забастовки стало лишь катализатором роста новых протестных настроений даже на тех производствах и компаниях, которые не были охвачены прошлогодней стачкой. Забастовка 24 июля рабочих АО «Мунай Филд Сервис» против массовых увольнений, как раз где 2 августа прошлого года был убит на рабочем месте молодой лидер нефтяников Жаксылык Турбаев, и выступление освобождения всех осужденных, воодушевили многих. Скорее всего, мы будем свидетелями новых выступлений рабочих и местных жителей, которые власти опять постараются задавить силой.

Забастовка, как мы видим, остается единственным средством давления на работодателей, и она сразу превращается в политическую демонстрацию на фоне репрессий и давления властей.

«Всеобщее общество рабства»

Вслед за поправками в Трудовой Кодекс, принятых новым Мажилисом 17 февраля и еще больше ущемляющих права работников и профсоюзов, и фактически легализовавших массовый локаут за участие в забастовках, Акорда отреагировала на борьбу рабочих новой концепцией, знаменующей ликвидацию остатков социального государства.

Если внимательно ознакомиться с сочинением елбасы, становится ясно, что под «всеобщим обществом труда» он понимает, прежде всего, режим жесточайшего классового угнетения, подавления всех свобод и прав трудящихся на свободу союзов, собраний и забастовок. Не зря еще 3 июля Назарбаев на столичной индустриальной выставке назвал рабочих активистов, требующих повышения зарплаты, провокаторами и потребовал ввести уголовную ответственность за подстрекательства к забастовкам. Нынешний документ под таким громким названием декларирует жесточайшую диктатуру над всеми трудящимися страны и народными массами.

Этот документ – не что иное, как реакция Акорды на усиление рабочего движения после жанаозенского расстрела, которое может привести к всеобщей забастовке во всех жизненных отраслях экономики, к восстанию и даже к революции. Сама эта концепция «Всеобщего Общества Труда» продиктована только страхом правящей камарильи, которая может в одночасье потерять и власть, и собственность. Ведь по большому счету, кроме рабочего класса в стране не осталось никаких социальных и политических сил, способных бросить вызов господству Акорды и иностранного капитала в стране. Против этого последнего врага и развернута полнопрофильная информационная и политическая война.

Смотрите: «Важно создать эффективную модель социально-трудовых отношений, в основе которой будут механизмы партнерства государства, частного сектора и профессиональных объединений», – твердит лидер нации. И тут же он сам требует в своем поручении «включения в Трудовой, Административный и Уголовный кодексы положений об ответственности за умышленное провоцирование трудовой конфликтности; об усилении административной и уголовной ответственности за возбуждение социальной вражды, принуждение к забастовке».

В поручении своей президентской партии «Нур Отан» он требует изменить и закон «О профессиональных союзах»: «Он принят еще в 1993 году. В нем нет даже понятия о социальном партнерстве, механизме заключения и исполнения коллективных договоров и т. д. Поэтому не удивительно, что профсоюзные институты в Казахстане не всегда способны играть роль эффективного инструмента предотвращения и разрешения трудовых споров».

Поэтому елбасы решил выступить и великим «профсоюзным реформатором», заявив: «Необходимо провести модернизацию профсоюзных институтов. Одним из основных партнеров государства в вопросах совершенствования трудовых отношений выступают профсоюзы. Вместе с тем нынешний формат деятельности крупнейшего профцентра – Федерации профсоюзов Казахстана (ФПК) не соответствует требованиям времени, так как он строится по отраслевому принципу «советского образца»… Поэтому сейчас требуются решительные шаги по модернизации профсоюзного движения, прежде всего ФПК».

Нет, разумеется, он говорит не о демократизации профсоюзов, на чем наставали рабочие предприятий КазМунайГаза и корпорации «Казахмыс». Задача будущих реформ – полная криминализация профсоюзной борьбы, ужесточение трудового законодательства, фактическое запрещение забастовок и навязывание кабальных условий труда под соусом «социального партнерства». Мы это уже видели в фашистских и реакционных режимах Латинской Америки, ЮАР, Тунисе, Египте и в других странах третьего мира, где вместе с коррумпированными диктатурами орудовали и ТНК.

Очередное предательство желтых профсоюзов

Понятно, что желтые профсоюзы поступили как всегда по-предательски. Промолчали по поводу принятых антирабочих поправок в Трудовой Кодекс, никак не отреагировали на принятие данной концепции «Всеобщего общества Труда» и ни слова не сказали по поводу планов Григория Марченко провести пенсионную реформу с обязательным повышением пенсионного возраста для женщин. Но и это еще не все. Такие известные профсоюзные организации, как трейд-юнион угольщиков «Коргау» и металлургов «Жактау» на предприятиях «Арселор Миттал Темиртау» еще с осени прошлого года водили свои трудовые коллективы по дебрям процедур трудового спора, требуя повышения заработной платы на 30%.

В итоге Лакшми Миттал и власти чихать хотели на требования никчемных профсоюзов, имитирующих бурную деятельность, пока не взорвался забастовкой рудник Анненский в корпорации «Казахмыс». Чиновники быстренько дали разрешение на проведение митинга в мае месяце в Темиртау, который закончился грозными предупреждениями и потом выразился даже в спектакле под названием трехчасовая «предупредительная забастовка» на Карметкомбинате, которая не нанесла никакого ущерба работодателю и оставила рабочих ни с чем. В сухом остатке профсоюз угольщиков «Коргау» согласился на повышение заработной платы для шахтеров в 2.6 %, а профсоюз «Жактау» на 3%, вместо декларируемых ранее 30-ти.

Не надо быть провидцем, чтобы понимать всю степень злости и недовольства, которые поразили трудовые коллективы империи Миттала в Карагандинской области и на этом фоне еще раз зловеще смотрится неслучайная гибель Тахира Мухамедзянова, деятеля объединения «Шахтерская семья» и профсоюза «Жанарту», который мог бы реально возглавить протестное движение горняков и металлургов. Но несмотря даже на это и спекуляции профбоссов тесно связанных с властями и работодателями, новой массовой забастовки просто не избежать в данном регионе. И это теперь только вопрос времени.

Интересно проследить также попытку реформировать старейшую федерацию – ФПРК, которые кажутся верхом безумия и глупости. После эпохального выступления елбасы в сердце бывшего ВЦСПС пошли брожения профбюрокартии, которая стала делить шкуру не убитого медведя, вернее кресло председателя, на котором сейчас восседает комсомолец и друг нурсияния Сиязбек Мукашев. Похоже, что никакое «реформирование» ФПРК уже не спасет и идеи о создании государственных профсоюзов так и останутся на бумаге. Взамен этих прогнивших структур снизу уже возникают новые группы и авторитетные лидеры, которые влияют в реальности на коллективы больше чем все лояльные псевдо объединения вместе взятые.

Социальные взрывы будут сотрясать страну

Помимо классического рабочего движения на тропу борьбы сейчас встают торговцы, лишаемые своих мест на закрываемых рынках или прогоревшие в результате действия Таможенного Союза. Последний случай с поджогом на рынке «Бекжан» спровоцировал предпринимателей на массовые акции протеста. Это еще раз показывает потенциал данного движения в крупных городах против торговых монополистов и властей, стремящихся ликвидировать большинство базаров в стране.

К выступлениям торговцев могут присоединиться пенсионеры, женщины, недовольные повышением пенсионного возраста, ипотечники, новые группы дольщиков, внутренние мигранты, работники сферы услуг и другие слои, поднимаемые на борьбу потребительским кризисом и политикой правительства. Антисоциальные реформы, повышение цен на продукты питания, транспортные и коммунальные услуги вызовет новое падение жизненного уровня и поставит протесты во главу угла сопротивления и самого выживания. Забастовки, митинги и акции станут для народных масс единственным инструментом сдерживания дороговизны и политики режима.

Похоже, осенью и зимой мы будем также свидетелями новых локальных «жанаозеней», появление которых будут каждый раз провоцировать власть и придворные олигархи, стремящиеся ради сохранения собственности и власти залить кровью не одну забастовку и выступление низов. Поэтому на фоне кризиса современных оппозиционных партий и серьезного политического вакуума рабочее движение, приобретающее с каждым днем все новую социальную и политическую силу, становится единственным важным фактором изменений общества и консолидации вокруг него всех остальных живых сил способных к борьбе.

В этой ситуации лозунг расстрелянных рабочих Жанаозена и Шетпе о возврате активов нефтедобывающей промышленности и всех ведущих отраслей экономики, банков в руки народа и под контролем трудовых коллективов, вновь обретает огромное смысловое значение для поднимающихся с колен масс простых граждан, жаждущих справедливости и свободы.

Айнур Курманов

Опубликовано на сайте www.guljan.org

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


− семь = 2