Главная » Анализ, В мире » Либералов развернуло вправо
карикатура ВВП

карикатура ВВП

Борьба властей и либеральной оппозиции за симпатии избирателей длится не первый месяц, но простым людям и те и другие отводят лишь роль массовки. Определять же политику, выбирать фаворитов, они предлагают не нам, а крупным собственникам. Деньги больших боссов открывают выход в СМИ, создают либеральные партии, оплачивают предвыборные кампании, подкупают чиновников и, в случае необходимости, фашистские банды для расправы над неугодными. Именно такие торги и игры буржуазные силы называют «политикой», и простым смертным в ней нет места. Поэтому, прежде всего, каждый из политических лагерей пытается переманить на свою сторону миллиардеров.

Как известно, крупный бизнес консервативен и готов потерять в малом, лишь бы сохранить основное. Поэтому «стабильность» стала главной козырной картой Путина. Во время избирательной кампании он привлек на свою сторону церковь и пообещал сплотить нацию посредствам «русского культурного кода». Эти довольно умеренные националистические пассажи позже подхватил и расшифровал Дмитрий Рогозин. Он напомнил, что в те моменты истории, когда элитам угрожает гнев низов, они делают ставку именно на карту патриотизма. Националистическая идея призвана сплотить рабочих вокруг своих же угнетателей для борьбы с многочисленными внутренними и внешними врагами. Для боссов и властителей нет идеи выгодней. Поэтому в критический момент власть готова не просто прикармливать ультраправых и закрывать глаза на их преступления, как это было раньше, а давать им чиновничьи кресла, пропускать в большую политику, как это произошло с Рогозиным.

Правеет подконтрольная Кремлю оппозиция, вроде КПРФ, националисты регистрируют собственную партию, правые стремительно поднимаются по карьерной лестнице в правительстве. Нацист Александр Босых создает комиссию по межнациональным отношениям, «Единая Россия» выдвигает его кандидатуру в Совет по правам человека. Его политическая программа — «тотальное преследование и физическое внушение пидарасов, защитников Пусек», правозащитников и журналистов. Босых открыто призывает к самосудам, чиновникам предлагает «не замечать» таких расправ. Он же предложил сделать для Дмитрия Пескова грязную работу вместо ОМОНа — раскатать «печень белоленточников на асфальте».

Власти просят больших боссов не поддерживать протесты, а взамен обещают предоставить те самые фашистские банды и репрессивный аппарат для сохранения «стабильности». Режим пугает буржуазию повторением февральской революции, которая вышла из-под контроля и переросла в социалистическую октябрьскую. Тем не менее, в СМИ просачивается информация о том, что некоторые миллиардеры уже переходят на сторону оппозиции.

«Крупный бизнес поставлен в условия исторического выбора», — констатирует журналист либеральной «Новой газеты» в статье «Контракт с оппозицией» После «дела ЮКОСа» олигархи могли вести бизнес только на условиях полной лояльности режиму. Но теперь ситуация изменилась: власть дряхлеет и уже не может служить гарантом сохранения их собственности. В безопасности себя чувствуют лишь представители сверхкрупного бизнеса, который принадлежит самой власти. Путинский режим все еще внушает страх, но не способен приносить прибыль. В этой ситуации инвестиции в «конструктивную оппозицию» могут оказаться куда более выгодным вложением, констатирует автор.

Но и оппозиции, чтобы привлечь финансы крупных собственников, нужно дать какую-то гарантию стабильности. Именно поэтому либеральный журналист многократно подчеркивает, что речь идет не о революции, а о «мирной смене власти легитимным путем», «мирном давлении на власть», «честных выборах» и т. п. Чтобы пояснить суть своего сугубо прагматичного предложения, автор вспоминает Савву Морозова. Аналогия понятна: этот купец выделил денег большевикам для расправы над царизмом, который мешал ему вести бизнес. Так вот, современным олигархам журналист «Новой» предлагает не спонсировать революцию, как это сделал их неразумный предшественник, а проспонсировать либералов, которые ее не допустят. Речь идет о финансировании неких «неправительственных организаций» (видимо, имеются ввиду праволиберальные партии), а также пропаганды либеральных ценностей через независимые СМИ. После слова «независимые» автор в скобках пояснил: «от власти». Действительно, свобода слова, в представлении либералов, должна распространяться лишь на тех, кто готов за нее платить.

Но одной «пропаганды либеральных ценностей» будет явно недостаточно, чтобы не позволить протестам вылиться в классовую борьбу. Миллионы простых людей, поднявшись и организовавшись, легко перешагнут через самозваных вождей, легко снесут и путинский режим, и власть оппозиционных олигархов — вся элита со всеми внутренними дрязгами окажется на обочине. Что же может обезопасить толстосумов? И тут либералы не находят ничего лучше, чем обратиться к проверенному средству — и тоже предлагают сделку правым.

Избавить своих единомышленников от «предрассудков» о националистах берется Ходорковский в лекции «Между империей и национальным государством», опубликованной в «Новой газете». На протяжении всей статьи опальный олигарх рассуждает о сходстве двух течений и даже отправляется на поиски христианских корней в современном либерализме. Если же его мысль напарывается на нестыковки, он напоминает: «либерализм — не догма, а руководство к действию», конкретные методы выбираются исходя из политической ситуации.

И какова же политическая ситуация? Буржуазные политики потеряют контроль над протестами, если рабочие объединятся именно по классовому признаку. Ходорковский же идее рабочей солидарности противопоставляет мысль о национальном единстве вокруг неких культурных и политических ценностей. На практике это должно означать, что рабочие вместе со своими боссами будут бороться против Путина, при этом первым отводится роль массовки, а вторым, разумеется, роль новых хозяев страны. Эта нехитрая мысль сопровождается славословием о «естественных правах человека», данных «свыше» и т. п. Но затем и нужны политикам пафосные идеалистические речи, чтобы скрывать за ними неприглядную экономическую программу: оставить собственность в руках капиталистов, а рабочих с площадей вернуть к станкам, чтобы обслуживать новых хозяев.

У программной статьи экс-олигарха есть и еще одна цель — привлечь к оппозиции региональных царьков. По словам Ходорковского, «русская национальная государственность ограничена в пользу наднациональной, автократической бюрократии». Трудно понять, что имеется ввиду, пока речь не заходит о деньгах: региональные доходы несправедливо изымаются у местных чиновников в пользу федералов. Иными словами, основной распил происходит на вершине Олимпа, а вниз кидают объедки. Глав регионов эта ситуация вполне устраивала, пока и им немало перепадало с барского стола. Но бюджет истощается, и вертикаль платит за лояльность все меньшими суммами. Это создает оппозиционные настроения среди региональных бюрократов и бизнесменов.

Ходорковский предлагает им лоббировать свои интересы через Госдуму, где будут проходить торги между «представителями разных народов» (читай: крупными собственниками разных регионов). То есть, по сути, они уже договариваются, как в случае победы либеральной оппозиции будут пилить бюджет. Чтобы завуалировать цинизм этих сделок, Ходорковский объясняет, что недостаточное финансирование региональных царьков «тормозит развитие регионов, и, в конечном счете, развитие социальных и духовных сил русского народа».

В итоге взаимную неприязнь либералов и националистов Ходорковский объявляет «идеологическим недоразумением» и призывает своих сторонников к поиску компромиссов. Эту мысль с восторгом подхватывает автор другого либерального ресурса — «Слон.ру» — Григорий Голосов в статье «Национализм — вчера, сегодня, завтра». Он оказывается настолько неосторожен, что прямо озвучивает то, на что опальный олигарх хотел лишь намекнуть.

«В будущем, когда Россия перейдет-таки к демократии, на первый план выйдут вопросы социально-экономической политики, по которым либералы и националисты объективно окажутся по одну сторону основного политического раскола», — говорит Голосов. Действительно, защита прибыли крупных собственников, урезание прав рабочих — это их общая программа. Поэтому-то либералы неспособны последовательно противостоять правой политике.

Но Голосов пошел еще дальше, говоря, что националисты необходимы именно для борьбы с левыми настроениями в обществе. «Я не считаю приход левых к власти фатальной угрозой, — пишет автор, — но те, кому этого не хочется, должны видеть, что собственными силами либералы предотвратить его не смогут. Понадобятся союзники с другой электоральной базой». К слову в итоге оппозиционно настроенный либерал приходит к тому же выводу, что и правящие элиты и вслед за Рогозиным призывает правых идти в большую политику, участвовать в выборах.

Итак, на политическом поле появляются целый спектр конкурирующих правых сил: «консерваторы» на высоких постах, «конструктивные националисты» за столом переговоров с «лидерами оппозиции», радикальные правые, проникающие в низовые протесты, и даже национал-социалисты. И власть, и оппозиция обращаются к националистам как к единственному средству избежать самоорганизации рабочих, их политизации, распространению левых идей. А что в это время делают сами левые?

Удальцов, выступающий в СМИ чуть ли не от имени всего движения, все еще борется против «раскола протеста», ратует за единство всех политических сил, даже подписывает с либералами и ультраправыми единый манифест. В своих интервью он все чаще напоминает про теорию этапов, согласно которой, социалистической революции должен предшествовать период буржуазной демократии. Соответственно свою роль и роль левых вообще он видит в том, чтобы помочь «прогрессивной буржуазии» (то есть либеральной оппозиции) прийти к власти. Не удивительно, что журналист Голосов не считает таких левых «фатальной угрозой» системе.

Однако кроме Удальцова, который, похоже, все больше вязнет в официальной политике и все старательней демонстрирует умение «договариваться», есть и другие левые. Вопрос заключается в том, будет ли в протестах звучать голос тех, кто готов последовательно отстаивать социалистическую программу, чтобы простые люди стали не массовкой в играх больших боссов, а самостоятельной политической силой, способной взять экономику и политику в собственные руки.

Женя Отто, КРИ, Москва

Метки: , ,

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


7 + = восемь