Главная » Новости » Сашу Боженко убивали на глазах у свидетелей

1358025748-27839w300h200Мы перепечатали статью Шарипы Искаковой с портала газеты «Республика» о «судебном разбирательстве» относительно убийства ключевого свидетеля по делу 37 рабочих Жанаозена — Александра Боженко. Этот 20-летний парень нефтяник отказался от своих обвинительных показаний, выбитых под пытками, и полностью поддержал своих собратьев. За это и поплатился. Его зверски убили каратели в погонах 7 октября прошлого года, убрав свидетеля неимоверных пыток и истязаний полиции и КНБ в отношении рабочих и жителей Жанаозена.

Редакция

Во вторник, 8 января, в Жанаозенском городском суде состоялось судебное разбирательство по делу об убийстве Александра Боженко. Этот процесс поразил не только своей стремительностью — суд рассмотрел дело за четыре часа, но и бесчеловечностью тех, кто в той или иной степени оказался причастным к этому делу.

Судебное разбирательство началось с того, что председательствующий судья Махамбет Толтанов перенес заседание на три часа дня в связи с тем, что конвоем не были доставлены подсудимые Куат Рзабек и Нурсултан Тореш, и в связи с отсутствием их адвокатов — Есергепова и Кунтуарова.

Виктор Боженко, брат убитого Саши, отказался от участия в суде. Как признался Виктор, ему до сих пор тяжело, и он не сможет сидеть на суде, переживая все это заново. Поэтому его доверенным лицом стала адвокат Венера Сарсембина.

Ложь подсудимых опроверг эксперт

О том что, суд рассмотрит дело за один день, негласно говорилось еще утром. Все так и произошло: в спешном порядке были допрошены подсудимые, свидетели, судебно-медицинский эксперт и рассмотрены материалы дела, состоящие из четырех томов.

Девятнадцатилетние подсудимые Куат Рзабек и Нурслутан Тореш, которым предъявлено обвинение по 103 статье части 3 УК РК «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью повлекшее смерть» и 179 ст. часть 3 (б) «Разбой, совершенный с причинением тяжкого вреда, здоровью повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего», признали свою вину частично.

Отвечали они тихо, невнятно, путались в показаниях, не договаривали, и только после того, как адвокат Венера Сарсембина настоятельно потребовала от них отвечать четко и говорить в микрофон, когда она задает вопросы, картина той трагической ночи стала вырисовываться.

Оба в один голос на суде утверждали, что не грабили Сашу Боженко и нанесли ему только несколько раз ударов кулаком в лицо и три-четыре удара ногами по телу, после чего решили отвезти Сашу домой. По версии обвинительного заключения, подсудимые во время избиения вытащили у Боженко 30 000 тенге и сотовый телефон.

По словам подсудимых, виновником конфликта был сам погибший.

— Я возвращался со свадьбы друга, было три часа ночи, я был пьяный, решил зайти в магазин «Ырыс», чтобы купить минералку, — начал отвечать на вопросы Каут Рзабек. — По телефону вызвал к магазину Нурсултана, в магазине продавец сказала мне, что у меня не хватает 50 тенге, я ее попросил пересчитать заново, она мне снова вернула деньги и потребовала доплатить. Я ей возразил, сказал, что денег хватает. В этот момент зашел Саша, кинул мне небрежно 50 тенге и заявил, что сам за меня доплатит, и потребовал, чтобы я не наезжал на пожилую женщину. Меня его поведение сильно разозлило. Я ему сказал, чтобы он забрал свои деньги. Мы поконфликтовали, в этот момент магазин пришел и Нурсултан. После того как мы с ним вышли на улицу, я сказал, что хочу разобраться с Боженко за то, что он кинул мне 50 тенге. Мы с Нурсултаном стали ждать, как только Боженко вышел из магазина, я его остановил. Нурсултан ударил его кулаком в лицо, он согнулся от удара, когда он встал, я пнул его ногами, и Боженко упал. Мы его еще несколько раз побили, после этого я остановил таски, мы затащили Боженко в него и увезли к 19 школе. Там я ушел справить нужду, а когда пришел, видел, как Боженко уходит домой.

Идентичные показания дал и подсудимый Нурсултан Тореш с единственным дополнением — по его словам, Саша был пьяный, поэтому первым затеял этот конфликт. По словам подсудимых, били они Сашу возле магазина, около 5—10 минут. При этом они его били не сильно, не использовали твердые, колющие и режущие предметы. На вопрос прокурора, для чего они увезли его, подсудимые ответили, что решили Сашу отвезти домой, и стали убеждать суд, что после этого Боженко не тронули пальцем.

Но по версии обвинительного заключения, Сашу лежащим без движения и всего окровавленного обнаружил полицейский патруль возле ресторана «Хан шатыр».

После показаний обвиняемых суд допросил судебно- медицинского эксперта Аскара Молдабекова, который производил вскрытие тела Александра Боженко. Эксперт сразу же заявил, что в крови погибшего не обнаружен алкоголь. Он отметил, что смерть Саши наступила от травмы головы тупым предметом, сопровождавшаяся линейным переломом костей свода и основания, а также кровоизлияниями и отеком головного мозга.

Он также подчеркнул, что на теле Боженко обнаружены наружные резаные раны, которые могли быть следствием применения железа с острым концом или стекла. А также кровоизлияния слизистой губ, кровоподтеки, ссадины туловища и конечностей. «Повреждения головы имеют признаки нанесения тяжелого вреда здоровью и состоят в прямой причинной следственной связи с наступившей смертью», — резюмировал эксперт.

По его мнению, такие повреждения головы невозможно нанести кулаком, они могли быть следствием воздействия твердых, тупых ударных предметов, таких, как палка, железо и т.д.

На вопрос своих адвокатов, знают ли они, что Боженко проходил по делу «37 нефтяников» и давал показания против полицейских и не подговорили ли их полицейские избить Сашу, подсудимые ответили, что слышали об этом деле, но полицейские к их конфликту не имеют никакого отношения.

Цена безразличия

Но то, что подсудимые неохотно отвечали, путались в показаниях — это одно, а, вот допрос некоторых свидетелей, считаем, нужно отметить отдельно, как проявление наивысшего человеческого безразличия и бездушья, следствием чего стало то, что свершилось в ту роковую ночь. Будь у нас правовое государство, кое-кого из них можно было бы привлечь к уголовной ответственности, а некоторых даже и как соучастников преступления.

Например, хозяйка магазина «Ырыс» Жаныл Ногаева, женщина пожилого возраста, была свидетелем конфликта, но вместо того, чтобы прикрикнуть на разбушевавшихся парней или вызвать полицию, она преспокойно забирает 50 тенге, которые заплатил Саша вместо этих парней, вызывает такси и уезжает домой.

При этом на суде она подтвердила, что видела, как эти двое поджидали Сашу на улице, но, несмотря на это, вместо того, чтобы предупредить Сашу и выпустить его из другого входа или выгнать с территории магазина этих парней и разогнать их по домам, садится в машину и сама уезжает домой. «Я почувствовала что-то неладное, я еще тогда подумала, хоть бы ничего страшного не произошло бы, не умер бы никто», — оправдывалась на суде свидетельница.

Далее выясняется, что как только Сашу начали избивать, ей позвонила продавщица магазина (Айнагуль Куатбаева), которая осталась вместо нее и со страху закрылась изнутри. Она сообщила ей о происходящем на улице. «Она мне сказала: «Послушай, что там происходит!», и я по телефону слышала истошные крики Боженко: «Помогите мне, помогите!». Тогда я сказала: «Звони в полицию».

Когда Венера Сарсембина спросила, почему она сама не вызвала полицию в этот момент и не приехала к магазину, та преспокойно ответила, что посчитала, это сделает ее продавщица. Однако ее коллега, вместо того, чтобы звонить в полицейский участок, позвонила своему приятелю полицейскому, который в свою очередь отказался приезжать и проигнорировал тревожное сообщение.

Кстати, на суде, у Айнагуль Куатбаевой сперва отшибло память: она заявила, что не помнит телефона своего приятеля, не знает, как его зовут, даже не знает о существовании номера «02», по которому нужно вызывать полицейский наряд. Она также заявила, что ее приятель трубку вообще не брал в ту ночь. И только после того как адвокат Сарсембина сделала ходатайство о привлечении ее к уголовной ответственности за дачу ложных показаний, к ней память вернулась, и она вспомнила и имя полицейского (Ержан), и свой с ним разговор.

Венера Сарсембина сделала ходатайство о распечатке ее звонков, чтобы выяснить, кому она звонила, и привлечь к ответственности этого полицейского по имени Ержан, который проигнорировал ее сообщение о совершавшемся преступлении. Судья на это промолчал.

Следующим свидетелем был таксист Рысбай Оразов, на машине которого подсудимые отвезли избитого Сашу к 19 школе. На вопрос прокурора и Венеры Сарсембиной, почему он, видя, как волокут за волосы окровавленного Сашу и силой затаскивают в машину, не остановил парней, не вызвал полицейских, не отвез Сашу в больницу. Но водитель заявил, что не обратил внимания на то, как сажали Сашу в машину и как он выглядел. Однако при этом точно описал, кто из пассажиров где сидел.

Доставив их до места назначения, он сказал, что взял свои 200 тенге и уехал. Не попытавшись хоть как-то помочь пострадавшему. Об этом он говорил спокойно, не чувствуя за собой вины. И только после того как Венера Сарсембина заявила, что его действия можно квалифицировать как соучастие в преступлении, он испугался.

В ходе судебного разбирательства выяснилось, что был еще один свидетель преступления — парень по имени Нурсултан. На суд он не явился. По словам подсудимых, он, проходя мимо магазина, интересовался, кого там они избивают. Он даже подошел к месту, откуда доносились крики Саши, но ушел, не попытавшись заступиться за него.

Каждый из этих людей на каком- то этапе мог предотвратить смерть Саши. Но все они прошли мимо, сделав вид, что не замечают преступления. Никто из них не вмешался, не позвонил в полицию, и в итоге погиб человек. Такова цена их безразличия. И, наверное, самое ужасное, что никто из них не чувствует себя виноватым.

После опроса все свидетелей судья рассмотрел материалы уголовного дела и на следующий день назначил просмотр видео записи с магазина «Ырыс». В назначенный день видеозапись показали только прокурору, адвокатам и самих подсудимых.

Просмотр записи у подсудимого Нурсултана, сопровождался временами какой-то странной улыбкой. В какой-то момент Венера Сарсембина не выдержала: «Куат, да ты тут уже целый час избиваешь Боженко!»

Стоит также отметить поведение отца подсудимого Нурсултана — на вопрос адвоката, помогли ли они хоть как-то в качестве моральной компенсации Виктору, тот стал на него наезжать. Родители Нурсултана, даже не попросили у Виктора прощения. В отличие от семьи Куата Рзабека.

9 января прения сторон не состоялись, прокурор попросил время для подготовки, и судья перенес прения на 16 января на 10 часов утра.

Виктор простил, но Сашу не вернешь

Мы попросили адвоката брата Саши Венеру Сарсембину поделиться своим мнением от прошедшего суда.

— Венера, вы в прошлом сами были следователем, даже возглавляли следственный комитет, скажите, какое у вас сложилось впечатление от показаний подсудимых? Вы почувствовали в их словах искреннее раскаяние?

— В ходе судебного заседания мной и государственным обвинителем были заданы вопросы, чтобы выяснить все обстоятельства. Но по их показаниям стало сразу видно, что они неискренни и не хотят раскрывать всю правду. Подсудимые неохотно рассказывали произошедшие события, нарочно забывали детали, приходилось несколько раз их передопрашивать, выяснять. На вопросы отвечали не охотно, отделывались короткими фразами: «Да, мы избили, сора была из-за 50 тенге». Они также наговаривают на Александра Боженко, что он сам начал конфликт, хотя свидетель хозяйка магазина «Ырыс» сказала, что со стороны Саши не было провоцирующих действий на конфликт.

— Какие статьи инкриминируют подсудимым, и как вы считаете, их вина доказана полностью?

— Подсудимых обвиняют оп 103 ст. части 3- это нанесение тяжких вреда здоровью потерпевшему, повлекшее смерть человека и ст. 179, часть 3 (б) разбойное нападение, повлекшее за собой смерть потерпевшего по неосторожности. Я считаю, вина подсудимых доказана полностью, и это подтверждается показаниями свидетелей, которые видели все происходящее.

— Родственники подсудимых заявляют, что в счет моральной компенсации погасили кредит Александра и попросили прощения у Виктора. Это как-то может повлиять на решение суда?

— Да, родители одного обвиняемого, Куата Рзабека, в счет морального ущерба заплатили Виктору определенную сумму денег и просили прощения. Но родители второго подсудимого даже не соизволили прийти на суд, не то чтобы просить прощения. Несмотря на это, Виктор прощает их обоих и просит у суда, чтобы их не изолировали от общества, чтобы им назначили условное наказание. Конечно, прощение Виктора на какой-то процент смягчает приговор, но они совершили тяжкое преступление, и окончательное решение будет дано судом. И я надеюсь, что суд вынесет справедливое решение.

— А что вы скажете по поводу их отрицания, что они не использовали во время избиения твердые ударные, колющие и режущи предметы?

— Да, они так утверждают, но эксперт сказал, что телесное повреждение, которое Саша получил, — это перелом основания черепа и колющие телесные повреждения на спине. Эксперт утверждает, что эти увечья были нанесены не кулаком, а каким-то твердым предметом или обувью. И насчет колющего и режущего предмета тоже сказал, что это возможно было железо с острыми краями или стекло. Вот поэтому я и говорю, что подсудимые были не искренни, говорили, что лишь пару раз ударили ногой.

— Почему подсудимые из магазина увезли Сашу в другое место?

— Я считаю, они хотели, чтобы Сашу не обнаружили на том месте, где они избивали его. Помните, они говорили, что Саша упал и лежал на земле, а к магазину приходят люди, поэтому, боясь, что их раскроют, они посадили его в машину и увезли.

— Вам не кажется, что в смерти Саши в какой то степени есть и вина свидетелей, которые видели как избивают Сашу, слышали его крики о помощи, но не отреагировали, не вызвали полицию?

— Да, действительно, один из этих людей, на каком-то этапе мог бы спасти Сашу. К сожалению, по принципу «моя хата с краю, ничего не знаю» живут сегодня многие люди в Казахстане.

Автор: Шарипа ИСКАКОВА

Источник: портал «Республика» http://www.respublika-kz.info/

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


× 5 = пять