Главная » Дискуссия » Экс — охранник Р. Алиева руководил избиением Вадима Курамшина

68446_537352602964695_579841486_n1.В судебную коллегию по уголовным делам г.Петропавловска
2. Спец.докладчику по правозащитникам город Женева,
Швейцария Quick Commissionerfor Human Rigts C/o Center For
Human Rigts Palais Wilson 52 rue des Paguis CH-1201 Geneva,
Switzerland
От Курамшина Вадима Рашидовича,
Казахстан, город Тараз, 080000,
Учреждение ЖД – 158/1, осужден по ст. 181ч.4 УК РК
к 12 годам лишения свободы

Настоящее обращение направляю в суд г. Петропавловска, параллельно к спец. Докладчику по правозащитникам в порядке специальных процедур Совета ООН по правам человека в дополнение к отправленному ранее сообщению на мои интересы от 28 ноября 2012 года (автор предыдущего сообщения ОО «Кадыр Касиет», Международное Бюро по правам человека и соблюдению законности).

31 октября 2012 года в период времени с 12 по 14-30 дня при передвижении по городу Петропавловск на автомобиле, я обнаружил за собой слежку. Двое неизвестных мне лиц азиатской национальности осуществляли за мной слежку на автомашине ВАЗ 21099 цвета «мокрый асфальт», (серый металлик). Государственный номер указан в опубликованном мною сообщении в тот же день 31.10.2012г. в моем личном блоге www.kuramshyn.org. Слежка велась с момента моего выезда из двора дома, где снимал квартиру (район магазина «Янтарь»). Не доезжая 2-ой городской больницы по ул. Каманина я остановился, и подошел к припарковавшейся машине, которые вели за мной наблюдение, с целью выяснения сути происходящего. Однако, следующие за мной лица резко отъехали, не желая вступать со мной в контакт. Далее слежка продолжилась. Вернувшись к своему дому, у въезда во двор из следовавшей за мной автомашины вышел молодой мужчина и пошел за мной, когда я покинул салон автомобиля. В свою очередь, я направился к нему, а он резко развернувшись, пошел в обратную сторону. Я попытался его догнать, взять объяснение. Оказавшись в тупике углового подъезда соседнего дома, незнакомец остановился и сказал, что он при исполнении, и убежал прочь, не пояснив на каком основании и в рамках какого дела осуществляется эта негласная слежка.

Около 17 часов у моего подъезда собралось большое количество людей в штатском с рациями в руках. Отмечу, в этот день 31.10.12 года было назначено рассмотрение апелляционного протеста прокурора Ахметова, оглашение должно было состоятся в 19 часов.

В 18 часов ко мне в квартиру не предъявляя каких-либо обосновывающих документов, стали пытаться ворваться полицейские в форме, которые отказывались через дверь объяснить свои действия. Лишь грубые реплики : «Открой! Хуже будет!».
В 19-30, в то время, как оглашение постановления еще затягивалось, я услышал с улицы крики в мой адрес с призывом выйти на балкон, знакомого мне сотрудника ДВД СКО, подполковника полиции Алексея Белова. В прошлом телохранителя экс-руководителя КНБ РК Рахата Алиева, осужденного в Казахстане заочно к 40 годам лишения свободы. Когда я вышел на балкон, А.Белов предложил мне добровольно сдаться. При этом не объясняя, почему я должен «сдаваться», если я не совершал ничего преступного и в розыске не нахожусь. После, по прошествии незначительного времени, он сообщил, что ему дан приказ меня арестовать и доставить в тюрьму, т.к. вердикт присяжных освободивший меня из под стражи 28.08.12г. по надуманному обвинению отменен.

Законность его действий вызвали у меня сомнения, т.к. лишь за 2011 год меня задерживали полицейские четыре раза по незаконному объявлению в розыск, без каких-либо указаний на № уголовного и розыскного дела. Инициатор объявления в розыск коллега А.Белова из г. Астана Пахомов. Каждое задержание в различных регионах Казахстана, после вмешательства СМИ, заканчивалось моим освобождением. По данным фактам, я неоднократно обращался к Министру МВД, Генеральному Прокурору, Президенту – мер властями предпринято не было. Эти события освещались в СМИ, в том числе на интернет порталах.

Испытывая недоверие к МВД РК, я потребовал у А.Белова санкцию на мой арест. С такой же просьбой обратились к нему и подъехавшие к моему дому журналисты. Которые фиксировали развитие событий. Санкции на мой арест у полицейских не оказалось. Из-за чего я счел нецелесообразным «сдаваться» Белову поздним вечером. Заверил, что утром в 9 часов сам явлюсь с адвокатом к нему.

При этом никакой санкции на мой арест у полицейских на законных основаниях и не могло быть!
Так как в соответствии с ч.1 ст.322 УПК РК во время главного судебного разбирательства суд вправе избрать, изменить, или отменить меру пресечения в ОТНОШЕНИИ ПОДСУДИМОГО.

Согласно определениям, данным в ч.1 ст.69 УПК РК обвиняемый, который предан суду, именуется подсудимым; обвиняемый, в отношении которого вынесен обвинительный приговор, — ОСУЖДЕННЫЙ; обвиняемый, в отношении которого вынесен оправдательный приговор, — оправданный.

Прокурор Ахметов в своем ходатайстве об изменении меры пресечения в отношении меня, вообще ссылался на ст.ст.143 и 150 УПК РК в которых предусмотренные меры пресечения применяются к подозреваемым или обвиняемым.

Мой статус на момент рассмотрения апелляционного протеста прокурора — ОСУЖДЕННЫЙ, следовательно, апелляционная инстанция 31.10.12 года не могла на законных основаниях, не ущемляя закрепленные Конституцией РК права и свободы человека и гражданина, при данных обстоятельствах, изменить мне меру пресечения. Что прямо указано в п.1 ст.14 УПК РК «НИКТО НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ЗАДЕРЖАН» по подозрению в совершении преступления, арестован или иным образом лишен свободы ИНАЧЕ КАК НА ОСНОВАНИЯХ И В ПОЯРДКЕ, УСТАНОВЛЕННЫХ УПК РК.

Кроме того, налицо открытое, дерзкое, грубейшее нарушение самой процедуры рассмотрения судом апелляционного протеста прокурора Ахметова Р.К. Он не имел права участвовать в апелляционной инстанции! Это прямо запрещает Закон!
В ст.ст.91, 90 УПК РК указан прямой запрет на участие в судебном рассмотрении, прокурора участвующего на судебном заседании ранее, по этому же делу ( а равно и судьи). Именно прокурор Ахметов Р.К. и представлял обвинение на суде присяжных! Он же, как это следует из его собственных заявлений и незаконно осуществлял вторжение в личную жизнь жюри присяжных, прослушивая их телефоны и телефоны моих адвокатов. Что по определению есть преступление. За что должен нести уголовную ответственность наряду с прокурором Жамбылской области! Последний и режиссирует это безумие, мою расправу.

Незаконное участие в апелляции Ахметовым Р.К. – неоспоримый факт, подтверждающий и протоколом, и содержанием самого постановления апелляционной инстанции от 31.10.12 года отменивший вердикт присяжных по нелепым, несостоятельным основаниям. В котором указано, что обвинение в апелляционном рассмотрении представлял, участвовал прокурор Ахметов!
При этом в кассационном обжаловании этого постановления, нам тупо, необоснованно было дважды отказано! Последний раз по причине, что имеется другое решение суда по этому делу от 7 декабря 2012 года. Но в законе подобных причин для отказа в обращении в суд не предусмотрен!

Перечисленные выше вопиющие нарушения закона, само отсутствие санкции на арест на руках у «оборотней в погонах», санкции на вторжение в жилище, санкции на обыск в квартире экс-охранником Рахата Алиева А.Беловым – делали абсолютно незаконным!

В районе 23 часов не смотря на отсутствие соответствующих документов, были выбиты двери моей квартиры, в которой помимо меня находилось еще двое человек. Один, из которых шестилетний ребенок. Двое в масках на лицах, в форме ОМОНа с пистолетами в руках ворвались в квартиру. До этого момента я оперативно делал записи в блоге www.kuramshyn.org, фейсбуке и «Мой мир» обо всем происходящем.

Угрожая пистолетами ОМОНовцы повалили всех на пол, в том числе и ребенка. Меня стали забивать рукояткой пистолета и ногами. На записи, размещенной, на ютубе, хорошо слышно и видно все происходящее. Затем вывернув мне руки, продолжали наносить физические страдания, не дав мне одеться, обуться, в одной майке, трико и тапочках закинули в полицейский УАЗ. Где продолжали меня избивать, что сопровождалось угрозами о скором насилии в тюрьме г. Петропавловска, ссылаясь на приказ А.Белова.

Алексей Белов в это время с другими полицейскими проводил на моей квартире несанкционированный обыск, запугав домочадцев. Около 24 часов доставили в наркодиспансер. После вынесения заключения, что я не нахожусь в наркологическом, алкогольном опьянении, зафиксировали следы побоев на теле.

В районе 1-30 ночи, доставили в ИВС гор.отдела полиции, где снова зафиксировали побои.

В обеденное время 1 ноября 2012 года доставили в тюрьму г.Петропавловска, так и не предъявив каких-либо документов на мой арест. Где также при поступлении зафиксировали побои на теле. Поместили в камеру пыток №12. В которой находились двое обвиняемых и один осужденный, последнего имя Максим. Совместное содержание в одной камере подследственных и осужденных закон не позволяет. С первых минут от постояльцев камеры на меня обрушился прессинг. Максим утверждал, что за несколько дней до моего появления в тюрьму из Астаны приезжал «Сам» заместитель председателя КУИС МВД РК Талгат Ахметов. Со слов максима следовало, что лично Ахметов еще до моего ареста проинструктировал начальника тюрьмы как следует со мной обращаться в тюрьме. По истечении 2-х часов психологического прессинга, Максима вызвали к начальнику тюрьмы. Откуда он получив дальнейшие инструкции вернулся с еще одним атлетического телосложения арестантом. Все четверо славянской национальности, опознать смогу. По их манере разговора я понял, что данные лица все в прошлом активисты (помощники администрации колонии). Занимались пытками, вымогательствами с простых заключенных. Факт помещения меня с ними в одну камеру, также нарушает внутренние инструкции о раздельном содержании активистов простых заключенных.

Вошедший с Максимом, с порога стал высказывать в мой адрес оскорбления и угрозы насилия. После стал требовать уступить ему нару. В ходе спора вокруг спального места, он так и не смог объяснить причин, по которым я должен уступить ему нару. Используя повод для конфликта, все присутствующие стали требовать от меня признаний в том, что меня спонсируют неугодные президенту Казахстана лица. Что никоим образом не соответствует действительности. Лишь предоставление офисов в северных регионах Казахстана от партии «Алга!» для собраний с родственниками убитых заключенных, я получал. Не добившись от меня откровений, точнее самооговора, помощники опер.отдела тюрьмы стали рассуждать вслух, что заставят меня жить в туалете, что подразумевает секс. насилие. На что я попытался разбить стекло, перерезать себе вены. В этот момент в камеру зашли сотрудники, вывели Максима на продол. Я заметил, что он подошел к начальнику. Через 3-5 минут он обернулся и нас всех увели от «ушей подальше» в отдельно стоящий корпус, в баню. Максим по дороге весело констатировал мне, что от Ахметова я ни куда не денусь, как он сказал, так и будет. Я воспринимал реально угрозу, т.к. за месяц до ареста в Варшаве на конференции ОБСЭ я выступил в четырех сессиях. В том числе рассказал и о Т.Ахметове, которого родные заключенных обвиняют в многочисленных зверских убийствах заключенных. В том числе и при жизни насмерть затравленными собаками. Я понял, что ожидает меня от Ахметова в душевой. И с целью этого избежать перед входом в душевую, лезвием от бритвы перерезал себе вены. После того как мне наложили три шва (без обезболивающих) написал заявление на имя Андрея Бессонова спец.прокурора. И подробную объяснительную. Потребовал принять меры к начальнику тюрьмы, начальнику опер.отдела. Позже прибыл наряд полиции. Я попросил сообщить моему адвокату о произошедшем и в её присутствии дать показания. Получил отказ. Полицейские уехали, мне выписали 15 суток карцера.

В 10 часов следующего дня 2 ноября в тюрьму прибыла Инесса Сафронова – мой адвокат, действующая по заключенному соглашению и имеющая ордер. Ей было отказано, как в ознакомлении с санкцией на арест, так и во встрече со мной! На что она сразу подала жалобу спец.прокурору. Около 12 часов в тюрьму прибыл спец.прокурор. Зашел ко мне в карцер, поздоровался, пошутил и удалился, не побеседовав со мной. Своими действиями он демонстрировал открытое покровительство виновных в произошедшем днем ранее. После ухода спец.прокуруора меня спешно вывезли в город Тараз. Где лишив доступа к правосудию, защите, исследовании доказательств и опросе свидетелей, судья Абидов свершил скорую казнь и приговорил по абсурдному обвинению к 12 годам лишения свободы. Обращения к президенту Казахстана не вызвали каких-либо мер. Также как и в обход Закона РК «О порядке обращений граждан» ни мне, ни моей матери Колтуновой Ольге Степановне, так и не был направлен ответ из Администрации Президента РК.

Руководствуясь всем вышеизложенным Прошу:

Суд г.Петропавловска выяснить у высшего должностного лица Казахстана Президента страны о причинах бездействия и отказе в направлении извещения о получении наших обращений на мои интересы. В том числе и по фактам откровенно коррупционных действий сотрудника прокуратуры п. Кордай; действующей на таможне Кордая транснациональной группировки контрабандистов; судебного произвола, преступных действий в отношении меня при незаконном аресте.

Привлечь к уголовной ответственности за превышение должностных полномочий в виде незаконного водворения под стражу, избиений, не законного проникновение в жилище, не санкционированного обыска в квартире где я проживал, а так же не законную слежку всех виновных, в том числе Алексея Белова и других неизвестных мне лиц, в том числе ворвавшихся в масках в квартиру и избивших меня при конвоировании и в квартире.

Привлечь к уголовной ответственности начальника тюрьмы г.Петропавловска и всех виновных произошедшем в стенах тюрьмы 01.11.12г.

Вынести представление в прокуратуру СКО о не полном служебном соответствии спец. прокурора А.Бессонова.
Обращаясь к высокому докладчику по правозащитникам

ПРОШУ:

Принять срочные меры, в том числе через процедуру незамедлительных запросов по проверке и установлению всего выше мною указанных Нарушений, в том числе, всеобщей декларации прав человека от 10.12.1948г.ч.1ст.14Международного пакта о гражданских и политических правах, ратифицированного РК от 28.11.2009г.

Принимая во внимания отсутствия на практике мер реагирования казахстанскими властями на подобные заявления о пытках, коррупции, судебного произвола прошу спец.докладчика по правозащитникам потребовать от казахстанской стороны исполнения Казахстана своих обязанностей по обеспечению аффективной правовой защите автора настоящей жалобы.
Данная обязанность Казахстана вытекает из ст.2МПГПП, а так же это следует из декларации ООН о праве и обязанности отдельных лиц групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы от 09.12.1992г.

Практика в области прав человека в Казахстане, безапелляционно свидетельствует о жесточайшем давлении на авторов жалоб в адрес казахстанских властей. Особенно это проявляется в местах заключения.

Здесь же нахожусь я, лиц написавших жалобу под пытками заставляют в последствии писать отказ от своей жалобы. Либо убивают. Либо доводят до самоубийства. Либо подвергают сексуальному насилию. Что подтверждается многочисленными публикациями в моём блоке www.kuramshyn.org/

В свете ответственно заявляю, что я не намерен ни при каких обстоятельствах закончить свою жизнь самоубийством.
В случае моей смерти, прошу расценивать это как убийство при любых формальных причинах наступлениях смерти.
С искренней надеждой на действительную реакцию совета ООН, спец. Докладчика по правозащитникам,
Суд города Петропавловска прошу известить о дате рассмотрения настоящей жалобы. Дополнительные материалы представить мой защитник, либо направит мать Колтунова Ольга Степановна. Свидетелей со своей стороны обеспечу в суд. Установить виновных виновных неизвестных мне лиц прошу суд.

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


+ шесть = 15