Главная » В мире » Больница № 31: судьи вместо детей?

thumb_bol-31-00В Петербурге городскую клиническую больницу № 31 пытаются закрыть, под видом «переформирования» под центр медицинского обслуживания судей Верховного и Высшего Арбитражного судов. Это единственная в городе больница, принимающая детей с онкологическими заболеваниями и имеющая необходимое для этого современное оборудование. Сотни простых граждан потеряют возможность получения доступной медицинской помощи. Подобная же судьба ожидает многие сотни медицинских учреждений по всей стране.

Социальная сфера — кость в горле капитализма

Мировой кризис, начавшийся с резкого обвала в 2008 году и перешедший к настоящему моменту в стадию неустойчивой стагнации, в любой момент грозящей превратиться в новое падение, отнюдь не был «случайным» явлением, вызванным «ошибками», авантюрами или чрезмерной алчностью отдельных финансовых воротил. Наоборот, вся история с чередой регулярно повторяющихся кризисов — неотъемлемое свойство самой системы капитализма, продукт заложенных внутри нее противоречий.

Однако капиталисты, владельцы и олицетворения капитала, т. е. средств производства, рабочей силы, готовых товаров и денежных резервов, мало заботятся такими высокими материями. Конечно, они боятся кризиса и вызванной им борьбы трудящихся за свое выживание, они в ужасе перед перспективой своего падения, потери власти и влияния. Но именно поэтому они готовы пойти на всё, чтобы сохранить их, а значит, прежде всего, сохранить и даже увеличить, насколько это возможно, свои прибыли. Воля капиталиста — это воля капитала, логика капиталиста — это логика капитала, и заключается она только в одном — в самовозрастании, увеличении собственной стоимости, высасывании из рабочих всё большей доли прибавочного труда. И именно поэтому бюджетная сфера (образование, медицина, социальные службы и т. п.)оказываются во время кризиса в особенно тяжелом положении.

Всё дело в том, что оставшаяся нам в наследство система бесплатных и общедоступных государственной медицины, образования и т. п. и даже существующие в «развитых» капиталистических государствах системы социального обеспечения противоречат самой логике системы капитализма. Хотя учителя, медицинские и социальные работники в государственной системе подобно другим наемным работникам продают свою рабочую силу и трудятся, их труд не производит стоимости, а лишь выполняет жизненно важные общественные функции (поддержание здоровья и культурного уровня населения, воспроизводство рабочей силы и т. п.). Результат работы всякого капиталистического предприятия является товаром или услугой, то есть тем, что можно продать на рынке. Государственные образование и здравоохранение бесплатны, это право каждого жителя страны, а не коммерческая услуга.

Государственная школа, университет, больница, детский сад не производят никакой новой стоимости, они её только потребляют. Откуда? Из государственного бюджета различных уровней. А туда она попадает в виде налогов, взимаемых государством с капиталистов, то есть эти деньги расходуются на цели, совершенно этим капиталистам чуждые. Чем больше средств расходуется на социальную сферу, тем больше отнимается у капиталистов, тем меньше их доход. Соответственно, их кровный интерес состоит в том, чтобы прибыль была как можно больше, а значит — чтобы платить как можно меньше налогов, сократить финансирование социальной сферы, а если возможно — то и вовсе уничтожить её.

bol-31-01Правда, функции, выполняемые образованием и медициной, создают здоровую и квалифицированную рабочую силу, без которой невозможно никакое капиталистическое производство. Однако, если капиталист не может найти на рынке подходящей рабочей силы, он может и сам произвести её: если нужно, он научит, если нужно — полечит. Отчасти это происходит, когда обучение производится по контракту: капиталист оплачивает обучение, но за это учащийся должен какое-то время находиьтся у него в кабале. Но если капиталист может найти требующуюся ему рабочую силу в готовом виде (как это чаще всего происходит сейчас), он просто использует её, и откуда она взялась, кто и за чей счет её произвел, ему совершенно не интересно. В качестве классического примера можно представить положение в Англии в начале XIX века, когда рабочий класс был поставлен буквально на грань физического и умственного вырождения и уничтожения, если бы не законы об ограничении рабочего дня и другие, вызывавшие бурные протесты промышленников и финансистов.

Такова суровая логика капитализма, в ней бесплатным и общедоступным государственным образованию, медицине, социальной защите совершенно нет места во время кризисов. А это означает, что для больниц, школ, университетов, приютов и т. п. есть только три варианта: коммерциализация и превращение в обычные капиталистические предприятия, предоставляющие «услуги»; переориентация на обслуживание узкого круга господствующих классов (бизнесменов, чиновничества и «золотой молодежи»); и, наконец, уничтожение. Четвертого, кроме борьбы, к сожалению, не дано.

Массированное наступление

Приведенные выше рассуждения могут показаться кому-то слишком общими и, более того, излишними в статье, посвященной такой сугубо конкретной и узкой проблеме, как расформирование отдельной больницы. Но, во-первых, «истина всегда конкретна», и на примере вполне определенных локальных проблем как раз можно обосновать такие общие рассуждения. А во-вторых, без ясного осознания того, что ситуация в данной конкретной больнице является только частью и отражением проблем в российской медицине, проблем в социальной сфере и следствием мирового кризиса и системы капитализма, любая локальная борьба будет вынуждена остаться замкнутой в своих узких местных рамках, не получит солидарности и поддержки других частей трудящихся, а значит, в конечном итоге, будет обречена на поражение.

Конкретный пример — российское государство, режим Путина со всем его чиновничьим аппаратом и всеми придатками, Думой, местными органами власти и т. д.и т. п. В самом начале кризиса они выделяли сотни миллиардов на спасение банков и крупных компаний, превратив государство, по сути, в гигантский насос, перекачивающий стоимость из одного отсека капиталистического корабля в другой с тем, чтобы удержать его на плаву. Чтобы защититься от народного гнева и обеспечить верность своих псов, они последовательно увеличивали расходы на полицию, армию, чиновников. И в то же время, по причинам, изложенным выше, столь же последовательно урезали расходы на образование, медицину, культуру и другие социальные нужды. Они пальцем о палец не ударили, чтобы покончить с безработицей, разрухой в промышленности, другими социальными язвами, но приняли пресловутый закон 83-ФЗ, фактически переводящий бюджетные учреждения на самоокупаемость, и закон «Об образовании», переводящий всю систему образования на коммерческие рельсы и подспудно уничтожающий её.

bol-31-04В 2013 году политика сокращения расходов на здравоохранение будет продолжена: затраты государства на медицину по сравнению с ушедшим годом сократятся на 8,7%, а к 2015 году — на 17,8%. Ситуация в образовании и культуре, расходы на которые и без того ничтожны, полностью аналогична. Естественно, когда финансирование из бюджета сокращается, учреждения вынуждены либо коммерциализироваться и пытаться раздобыть требуемые средства любыми способам, либо закрываться. И ежедневно как в глубинке, так и в крупных городах закрывают больницы, роддома, детские сады, школы.

Так, например, в Липецке закрывают больницу скорой медицинской помощи, решено сократить 200 коек и, фактически, это означает закрытие нескольких отделений. В Первомайском районе Алтайского края закрыли стационар, обслуживающий шесть сел. Закрытие больниц в селах жители комментируют так: «Теперь, чтобы попасть в ближайшую больницу, надо пройти через лес восемь часов, а если тяжело больной, то проползти». В Ярославской области в поселке Борисоглебский роженицам пришлось «бастовать» против закрытия роддома, который подлежал ликвидации с 1 января 2013 года. 10 беременных женщин пришли в роддом, расположились на койках и отказались покидать помещение. На ночь они уходили домой, утром снова возвращались. Солидарность проявили и простые жители. Участницы говорили, что их даже пытался изгнать из здания ОМОН. Попала под острый нож правительства и Военно-медицинская академия в Петербурге.

Примеры можно продолжать до бесконечности. Но посеянные режимом семена, подобно драконьим зубам из легенды, постепенно прорастают в армию борцов против режима: день ото дня наблюдается рост политического сознания работников социальной сферы, тают иллюзии относительно социальной политики властей, растет число протестующих. Недавно в нескольких городах работники здравоохранения объединились в независимый межрегиональный профсоюз «Действие».

Больница № 31 готова бороться до конца

Ситуацию с больницей № 31 из десятков и сотен аналогичных случаев выделяет то, что ей удалось стать одним из пока изолированных, но активных очагов борьбы. В ней, как солнце в капле воды, отражаются не только все проблемы российской медицины и социальной сферы, но и действительные пути их решения.

Существующие площади и территорию 31-й клинической больницы, в которой лечат людей с онкологическими заболеваниями, хотят занять под центр медицинского обслуживания судей Верховного и Высшего Арбитражного судов. Это неизбежно приведет к демонтажу очень дорогостоящего оборудования (в частности, разработанного специально под нужды данной клиники, т. е. к его уничтожению) и потере качества медицинского обслуживания. В первую очередь под удар попадут пациенты и медработники. Прекращение лечения детей с онкологическими заболеваниями поставит, если называть вещи своими именами, вопрос об их выживании. Переформирование, как показали многочисленные примеры, приведет к сокращению рабочих мест и закрытию отделений.

bol-31-02Активисты, пациенты и сочувствующие вступили в борьбу. Как непосредственно у самой больницы, так и в центре Петербурга прошли пикеты против «переформирования». Начиная с понедельника, 21 января, с 17 до 19 часов на Невском проспекте проходят одиночные пикеты с со сбором подписей. Количество подписавшихся на данный момент уже воодушевляет. Активистами создан штаб, координирующий общие действия и обсуждающий стратегию дальнейшей борьбы. 20 января прошел народный сход, собравший около 300 человек, на котором листовки активистов КРИ расходились моментально. Так проявилась потребность в ответе на вопрос, как противостоять такой антисоциальной политике.

23 января на Марсовом поле прошел массовый пикет противников закрытия больницы с участием около 2000 человек. Желающих выступить было очень много, в основном простые жители и активисты. Одна из выступавших сказала: «Политика — это всё, детский сад — это политика, школа — это политика, больница — это политика. Давайте возьмем власть в свои руки!». В то же время штаб протеста обвиняет каждого политического активиста в «самопиаре», не отделяя при этом низовых активистов от профессиональных политиканов, и продвигает идею «нет политике». Выступления жителей доказывают, что штаб отстал от развития протеста и политического сознания участников. От КРИ выступал Марк Радницки, который объяснил важность солидарности с другими низовыми инициативами и создания своего профсоюза медработников.

В Москве в это же время проходила серия одиночных пикетов солидарности, организованная активистами КРИ, «Левого Социалистического Действия» и профсоюза медработников «Действие».

Сейчас власти пытаются изменить тактику. Во всех СМИ представители власти сообщают о том, что больницу № 31 оставят в покое. Только вот никаких официальных документов об этом нет, и, естественно, одних пустых обещаний протестующим мало. Поэтому 3 февраля в Петербурге в защиту больницы № 31 состоится митинг. Между тем в интернет-группу в защиту больницы, созданную в социальных сетях, пришло такое сообщение: «Уважаемые члены группы, обращаюсь к вам за помощью. Не считайте меня фейком, я жена врача, работающего в 31-й больнице. А пишу анонимно, т. к. боюсь преследования моего мужа и нашей семьи. После того, как прошел митинг и по центральным каналам прозвучали обещания оставить больницу в покое, мы обрадовались, но, видно, рано. Сейчас в больницу уже направлены глобальные проверки, врачам работать не дают, каждый день нервотрепка… Они хотят подкопать под главного врача, т. е. снять его и поставить своего человека, а уж он развалит больницу изнутри».

Что делать дальше

Уже на данный момент протестующие проявили потрясающие смелость, упорство и решительность. Но в критической ситуации, в которой оказались работники и пациенты больницы, жизненно важно уметь правильно определить тактику, средства и методы будущей борьбы и их соотношение. Конечно, пикеты, митинги, сбор подписей очень важны, но нужно ясно отдавать себе отчет в том, что они имеют смысл лишь как средство агитации, привлечения внимания к проблеме, как удобный способ вступить в разговор, объяснить проблему, вовлечь в борьбу новых активистов, но они не способны сами по себе решить проблему, путем «давления на власть» и пр. К сожалению, по-видимому, многие из протестующих испытывают сильные иллюзии на этот счет.

bol-31-03Самих по себе митингов и пикетов недостаточно. Очень часто власть действует по принципу «Васька слушает, да ест». Можно привести многие десятки примеров, когда та или иная проблема получала самое широкое освещение в СМИ и в обществе, когда тысячи людей выходили на акции, обращались за помощью к депутатам, писали открытые письма, однако возмутительные решения принимались несмотря ни на что. Это происходило потому, что в решительный момент протестующие оказывались не способны пойти дальше простого выражения недовольства, на которое власти могут просто закрыть глаза. Ничто так не разочаровывает протестующих, как такое поражение.

Политике режима можно противопоставить только решительный и действенный отпор. Конечно, по изложенным выше причинам, классическая забастовка, приостановление работы ничего не даст. Скорее, она может послужить властям для оправдания своих действий: «Вот видите, они сами отказываются работать, они называют себя врачами, а сами отказывают в помощи своим пациентам!». Но, организовавшись, коллектив больницы вполне может оказать радикальное сопротивление действиям властей, к примеру, захватив здание больницы и отказавшись пропускать в него представителей новой администрации и властей. Не нужно бояться таких шагов, ведь в решающий момент часто только они и способны переломить ситуацию.

Вызывает возмущение комментарий представителя штаба Екатерины Агаджановой в СМИ: «Мы врачей вообще не трогаем, не привлекаем. Они, конечно, хотят принимать участие, но им пока не стоит выходить на улицы — это мое личное мнение, акциями занимается штаб, сочувствующие на улице, а врачи, пока есть возможность, пусть лечат наших больных». Между тем именно врачи, персонал больницы, те, кто наиболее заинтересован в её сохранении, должны быть максимально привлечены к борьбе. Все действия протестующих должны быть обсуждены и согласованы с ними. Чтобы они не оказались оторваны от протеста, время и место проведения акций и обсуждений должны быть сделаны максимально удобными для них, чтобы каждый желающий (а, судя по комментарию, такое желание есть) мог принять деятельное участие в борьбе.

Отдельно стоит сказать о мнимых «союзниках», которые как из-под земли появляются с началом каждого социального движения и так же неожиданно исчезают или встают на другую сторону, когда начинает пахнуть жареным. Разнообразные депутаты, сочувствующие чиновники, маститые политиканы, представители администрации и прочие, и прочие хлопают по спине и обещают всяческую помощь и поддержку… но в обмен просят «быть осторожнее», «не провоцировать», «не бежать впереди паровоза» и т. д. Иногда такие люди просто заблуждаются, разделяют общие иллюзии, но часто бывает и так, что они вполне сознательные лжецы и лицемеры, ставящие своей прямой задачей слив протеста. Присутствие таких людей — в известном смысле неизбежное зло, но с ними нужно держать ухо востро, нужно уметь и учиться брать их за жабры и выводить на чистую воду.

Конечно, сразу перейти к решительным и радикальным действиям бывает трудно. Было бы грубой ошибкой сразу призывать к таким действиям, игнорируя предложения, выдвигаемые участниками (например, сбор подписей и т. п.). До многого протестующие должны дойти на собственном опыте, наглядно и сами убедиться в неэффективности или недостаточности некоторых методов борьбы. Но еще большей ошибкой и просто преступлением было бы умалчивать о трудностях, с которыми протестующие, вероятно, столкнутся в будущем, сеять среди них иллюзии, бояться «отпугнуть». Поэтому так важно, поддерживая все исходящие снизу инициативы, не останавливаться на этом, а стараться вести борьбу дальше, смело обсуждать всю перспективу борьбы, с самого начала вести агитацию за решительные действия, говорить об опыте других движений, их проблемах и ошибках.

Именно поэтому жизненно важно не замыкаться в местной борьбе, а стремиться к объединению и координации низовых структур (инициативные группы, независимые профсоюзы и т. д.) в других очагах борьбы и, в конечном итоге, — всех работников системы здравоохранения и бюджетной сферы в целом. Нужно предельно четко уяснить для себя: политика режима по урезанию бюджета и разрушению социальной сферы будет полностью остановлена только тогда, когда отдельные очаги борьбы сольются во всеобщую протестную компанию с общей программой единых действий. Иначе на одну победу, на одно завоевание трудящихся будет приходиться десять поражений, десять отступлений в других местах, и тогда войну не выиграть. Действительным шагом на пути борьбы могла бы стать организация боевых профсоюзов как в больнице № 31, так и в других учреждениях. Их представители наряду с другими протестующими, активистами и сочувствующими могли бы играть ключевую роль в общей борьбе.

Наши требования:

  • Нет расформированию больницы № 31! Её судьбу должны решать медработники и местные жители. Мы за образование комитетов борьбы для спасения бюджетных учреждений!
  • Нет сокращению социальных бюджетов, закрытию школ и поликлиник, увольнению преподавателей и врачей!
  • Перераспределение бюджетных расходов государства: деньги не на госаппарат, полицию и вооружение, а на социальные нужды; на здравоохранение — не менее 15% консолидированного бюджета!
  • Национализация крупной промышленности и банков под рабочим контролем и управлением, как единственный способ справиться с кризисом, победить безработицу и наполнить социальный бюджет.
  • Бюджеты всех уровней — под контроль организаций работников всех отраслей!

Мари Гельман, Влад В., КРИ

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


5 × три =