Главная » Анализ » Призрак экспроприации бродит по Европе
thumb_kiprВласти Кипра, в ходе тайных переговоров с европейской «Тройкой» (Международный валютный фонд, Европейский центральный банк и Еврокомиссия) договорились об изъятии части капитала из финансовой системы в пользу государственного бюджета страны. Подобный «непопулярный» шаг, впервые в истории Евросоюза, стал бы гарантией получения нового кредита от евробоссов. Парламент Кипра встал в оппозицию, отклонив соответствующий законопроект, а русские и европейские буржуа в унисон завопили о «большевистких» методах. Некоторые журналисты в очередной раз отметились заявлениями о закате европейского капитализма.

Диалектика «непопулярных решений»

Проблемы у Кипра появились не вчера. Аналитики указывали на возможность будущего дефолта, отмечая стремительный рост государственного долга страны. Страшась греческого сценария, правоцентристское правительство до последнего отказывалась принимать «непопулярные решения» по введению мер строгой экономии. Журналисты вообще любят использовать прилагательное «непопулярное» применительно к существительному «решение». Этим они пытаются выразить отношение определенных классов или слоев общества к нежелательному для них действию. «Непопулярным» считается сокращение бюджета, урезание зарплат и вообще неолиберальные реформы, равно как и социалистические шаги — экспроприации или изъятия частных капиталов, налоги на роскошь. Таким образом, противоречие рыночного кризиса выражается лингвистически — популярных или «устраивающих всех» решений попросту не существует. В классовом обществе иначе быть не может, но правда заключается в том, что оттягивать развязку бесконечно невозможно, — рано или поздно экономические проблемы ставят вопрос ребром: на чьей правительство стороне?

С 2008 года самая популярная реакция властей любой страны на кризис — «непопулярное» понижение уровня жизни трудящихся. Власти помогают тем, чьи интересы они защищали изначально: крупным собственникам, капиталистам. Например, массовым вливанием бюджетных денег в финансовый сектор в виде беспроцентного кредита. Когда бюджет страны худеет, счет выставляется «всему обществу», в реальности — рабочему классу. Дыры в бюджете латаются просто — урезаются расходы на социальный сектор — образование, медицину, выплаты безработным и другие общественно значимые сферы. Трудящихся просят «затянуть ремни потуже» и подождать, пока кризис закончится сам собой, даже если он будет продолжаться не одно десятилетие. Но в случае Кипра снижать уровень жизни дальше просто некуда, социальная сфера итак в печальном состоянии, после долгих лет неолиберальной политики, недофинансированность системы образования и здравоохранения такова, что в государственных школах и больницах иногда отсутствует электричество и отопление.

Весь юг Европы находится на грани социального взрыва, в Греции и того хуже — предреволюционная ситуация. Сопротивление рабочих, безработных, обездоленных масс ставит вопрос о существовании Европейского союза как такового. Массы возмущены мерами строгой экономии, которые проводятся под диктатом евробоссов, заботящихся не о трудящихся, а о банках и капиталах богатеев. Рейтинговое агентство Standard&Poor’s не устает предупреждать правящий класс Европы о грядущем: «высокий уровень безработицы в Испании, Италии, Португалии и Франции, вызванный кризисом, создал „взрывоопасную“ социальную ситуацию в этих государствах». Еще пара «Греций» и экономика еврозоны, с большей вероятностью, будет похоронена под обломками европейского союза. А Кипр — это пороховая бочка Европы, страна находится уже не одно десятилетие в состоянии то «холодной», то «горячей» войны между турецким и греческим секторами. Дефолт в греческом секторе обострит противоречия, вскроет старые раны и ускорит развал капиталистической Европы. Это понимает и «тройка». Поэтому неожиданный, казалось бы, шаг — конфискация части вкладов — на самом деле не такой уж неожиданный.

Что такое эти вклады и чьи они? Около 37% всех средств на кипрских счетах — иностранные. Они принадлежат немецким, голландским, финским и российским компаниям, чиновникам и даже криминалу. Некоторые государственные российские структуры, тоже как оказалась, пользовались оффшорной зоной. Кипр — огромная финансовая зона для хранения, передела, отмывания денег, ухода от налогов. Но сами эти деньги есть овеществленный труд рабочих, изымаемый в виде прибавочной стоимости в процессе производства, реализации товаров и услуг. Кстати, бюджетные средства, которыми обычно спасают капиталистов, тот же труд рабочих, поступающий в бюджет в виде налогов. Таким образом, бюджетные деньги, как и те, что лежат на счетах в кипрских банках — это изъятый труд рабочих. Собственники всех национальностей, конечно, считают присвоенный ими труд своим, поэтому и называют его частной собственностью. Оттого предложенное Кипру решение «тройки» журналисты хором назвали «непопулярным решением». Непопулярным для владельцев крупного капитала, которых насильственно заставят поделиться плодами чужого труда.

Бесконечно поддерживать кредитами бюджеты взрывоопасных стран «тройка» не в состоянии. Даже при условии массированного сокращения социальных расходов, надежды на возвращение долгов нет, ведь перспектив выхода из кризиса не наблюдается, а меры экономии вызывают лишь раздражение. Как замечает Financial Times: «лидеры ЕС больше не имеют кредита доверия — политического доверия». Разрубить гордиев узел противоречий раз и навсегда, отказавшись от капитализма, как это могло бы сделать рабочее правительство, евробоссы не могут и не хотят, но они могут залезть в карман правящего класса других стран, одновременно показав массам, что они и по капиталу готовы ударить. Таким образом, только на Кипре они могли бы сэкономить 5 млрд. евро. А походу решить и проблему с неподконтрольной оффшорной зоной. Немецкие и швейцарские бюргеры, ведущие свои темные дела через Кипр, в следующий раз подумают дважды, нужны ли им призрачные привилегии острова. И хотя даже после «частичной экспроприации», выгода хранения денег в кипрских банках осталось бы все еще выше чем, скажем в США, но где гарантии, что подобное посягательство на частную собственность не повторится? Капитал, конечно, всегда интернационален, но в период кризиса, его особенно стремятся ограничить во имя спасения национальной экономики: «возвращайте ваши денежки на родину», — прозрачно намекает Германия устами «тройки».

Ящик Пандоры

Стоило Кипру объявить о своих намерениях, как рынки охватила паника: обвалились мировые биржевые индексы и курс евро. Российский рынок просел сильнее других из-за тесных связей с кипрской финансовой системой. Миллионер и главный редактор журнала имени себя — Стив Форбс, в панической статье о Кипре пишет, что частичная экспроприация — «Это страшный прецедент, нарушающий принцип верховенства закона» и что «… ящик Пандоры открыт». Он на разные лады называет действия «тройки»: кражей, воровством, в стиле то ли Чавеса, то ли «Крёстного отца». Ему подпевает «наш» местечковый буржуа Прохоров: «Евросоюз открыл „ящик Пандоры“, создав опасный прецедент […] Опасный хотя бы потому, что он посягает на основу западной цивилизации: неприкосновенность частной собственности». Сходство реакции неудивительно, больше всего эти господа боятся, что трудящиеся, как и мифическая Пандора, на дне ящика увидят надежду.

Если можно изъять часть капитала из банков для спасения Кипра, почему нельзя и полностью экспроприировать их? Почему южные страны должны сокращать бюджет, а не поступить как Кипр? И почему только финансовый сектор, ведь он лишь аккумулирует капитал, который производится на заводах и фабриках? Так и до идеи экспроприации промышленности рукой подать! Эти вопросы заставляют буржуа дрожать от страха и чертыхаться. Удар по частной собственности! Удар по их праву считать труд миллионов своим. Им вторят лакеи с Ленты.ру: «Кипр предпочел околобольшевистский метод („все отобрать и поделить“)».

Казалось бы противоречие: «Тройка», которая, сама защищает крупный капитал, предложила его изъятие. На самом деле никакого противоречия нет, «Тройка» защищает не весь капитал вообще, а лишь национальный — в основном экономически сильнейших европейских стран. «Передайте привет госпоже Меркель» — прокомментировал настроения против конфискации в парламенте президент Кипра. Это закономерно — в период кризиса, когда ресурс понижения уровня жизни рабочих практически исчерпан, между разными частями капитала начинается финансовая война, одна часть капитала может решить свои проблемы только за счет другой. В этом секрет существования национальных государств, защитников национальных капиталов, — это двигатель империализма. Весь интернациональный капитал конечно можно сравнить с древним символом — Уроборосом, змеёй, кусающей собственный хвост, однако в реальности капитал это масса змей переплетенных друг с другом в клубки. Внутри клубков змеи, конечно, кусают друг друга, но чтобы выжить и усилиться они набрасываются на другие такие же ядовитые клубки. Это война всех против всех.

Ещё до того, как были приняты какие-либо решения о том, какие суммы и каким процентом «налога» будут облагаться, правительство Кипра временно запретило все банковские операции по вкладам и ограничило размер средств, которые можно снимать за один день. Трудящиеся, имеющие хоть какие-то накопления в банках, ожидаемо кинулись за наличными, опустошив все банкоматы, выстаивая огромные очереди, устраивая импровизированные акции протеста. Страх лишиться даже части своих небольших сбережений уже вызывает закономерный протест у рабочих: «Пусть платит крупный бизнес!», «Нет диктату «тройки!». Члены КРИ на Кипре принимают активное участие в организации протестных акций, чтобы не допустить списание средств со счетов простых людей. Правительство даже пошло на уступки, опасаясь массовых выступлений, договорилось с «тройкой», что вклады менее 20 тыс. евро облагаться «налогом» не будут. Однако этого мало, мелкие фермеры и верхушка рабочего класса на счетах которых хранятся суммы больше 20 тыс. не должны платить по счетам евробоссов. Встречая активное сопротивление, чиновники заговорили о минимальном пороге в 100 тыс. евро.

Но планам «Тройки» пока не суждено сбыться. Представители кипрских буржуа в парламенте отреагировали однозначно: никакой частичной конфискации. Слишком сильно местные денежные мешки завязаны на оффшорные привилегии, чтобы позволить уничтожить улей, который дает сладкий мед. Да, если капиталистов заставить выбирать между дефолтом и единовременным налогом, они раскошелятся, но пока есть хоть один шанс найти спасительные деньги где-то еще, они будут сопротивляться. Совершенно правы буржуазные аналитики: «Это — экспроприация частной собственности, пусть частичная, но экспроприация», они забывают лишь о том, что она вынужденная. Ящерица отбрасывает свой хвост только чтобы выжить, не раньше. Министерство финансов судорожно ищет добрых дядечек с 5 млрд. евро, временно откладывая вопрос с частичной конфискацией. Кипр обратился за помощью к России.

Россия защищает свой капитал

Многие, обывательски размышляя, называли Владимира Путина «государственником», а то и вовсе «левым», поэтому ожидали, что он положительно отзовётся о планах «тройки». Каково было их удивление, когда он через пресс-службу назвал инициативу «опасной, несправедливой и непрофессиональной». Ни для кого не секрет, что многие российские буржуа и чиновники, особенно приближенные к верхушке власти, имеют вклады в кипрских банках. Множество российских компаний зарегистрировано на Кипре. Как проговорился премьер, российские государственные структуры также имеют свои счета в офшорной зоне. Поэтому такая резкая реакция Путина и его окружения, раскрывает лишь фактически существующую сцепку, плотную до степени полного слияния, между властями и крупным капиталом. Интересы денежных мешков для Путиных и Медведевых в приоритете, ну, а о сгоревших в свое время вкладах миллионов трудящихся в Сбербанке власти предпочитают не вспоминать вообще. Стоило кому-то обидеть русский капитал — Путин спешит на помощь!

Между правящим классом России и Кипра начался торг, продолжающийся до сих пор. Российские буржуа, используя преддефолтное состояние островной республики, выбивают для себя куски пожирнее, от которых российский рабочий, естественно, не получит ничего. Кипрский капитал не спешит продать себя России с потрохами. Без желания властей острова делиться долей в банковском и энергетическом секторе переговоры ожидаемо зашли в тупик.

Министр финансов Кипра, комментируя неудачу в переговорах с Россией, сообщил: «Мы будем здесь до тех пор, пока мы не достигнем какого-либо соглашения». Не может не вызывать возмущение, что Путин даже гипотетически рассматривает вариант отдать бюджетные деньги, те самые, которых не хватает в России на социалку, лишь для того, чтобы российские буржуа могли вывести свои частные капиталы из кипрских банков. Трудящиеся России не должны смотреть на это сквозь пальцы.

Власти льют крокодиловы слезы по капиталам своих друзей, рабочие должны ответить солидарностью с рабочими Кипра. Если Россия собирается давать кредит, это допустимо только под гарантии, что он будет использован не для помощи банкам и финансовым спекулянтам, а строго для поддержки трудящихся, для сохранения социальных гарантий и рабочих мест. Такой кредит должен выдаваться без кабальных условий и передачи какой-либо собственности российскому капиталу. Кредитные средства должны контролироваться профсоюзами и рабочими организации Кипра, любые операции с ними проводиться только с их разрешения.

Как поступить с российскими счетами в кипрских банках? Они должны быть полностью экспроприированы. Как распорядиться этими средствами, должны совместно решать российские и кипрские трудящиеся. Например, они могут быть переданы в бюджет России и под контролем рабочих организаций использованы для решения социальных проблем здесь.

Частичная конфискация не спасет Кипр

Буржуазные газеты и сайты любят пугать читателей призраками. Чего стоит приравнивание предложений «тройки» к социалистическим шагам. Но как действовали бы настоящие социалисты в подобной ситуации?

Даже если у властей Кипра не будет других выходов, кроме принятия условий «тройки», частичная экспроприация спасет экономику острова лишь на время. Суверенные государственные долги никуда не денутся. Как только банки откроются, капиталы побегут — не все, но большинство «инвесторов» захочет перевести их в другие офшоры, в Азию, в крайнем случае, назад, на родину. Социалисты не допустили бы этого. Первым шагом стоило бы списать все государственные долги — рабочие не должны отвечать за долги капиталистической системы. Во-вторых, чтобы поставить финансовому кризису заслон, необходима полная экспроприация крупных вкладов, национализация всей банковской сферы и создание на этой базе единого государственного банка. Такой банк давал бы кредиты мелким собственникам, фермерам под низкую ставку, а остальные средства использовал бы для массированных инвестиций в программы повышения уровня жизни масс. Но и эти меры без экспроприации всей крупной промышленности, под контролем и управлением трудящихся, не принесли бы успеха. Весь овеществлённый труд рабочих должен поступать в бюджет, а не в карманы «собственников». Необходимо демократическое планирование производства в масштабах страны, а потом и в масштабе всей Европы. Только такая политика позволит остановить кризис навсегда.

Денис Разумовский, КРИ, Москва

Метки: ,

Один ответ к записи “Призрак экспроприации бродит по Европе”

  1. Егор Ардов 28.03.2013

    Всё так.
    1. Но, на мой взгляд, необходимо не ждать пока читатель дойдёт до материала и прочитает, а идти на все, какие только возможные сайты, газеты и т.п.
    Как говорили когда-то: идти в массы.

    2.Наступательность нужна.
    Разоблачать ложь и лицемерие либеральной идеологии (защитницы капитализма).
    Ведь либерализм говорил о «святости» собственности.
    А капитал всю свою историю только тем и занимался, что как хищник отнимал собственность у массы обычных людей.
    В процессе «огораживаний», в кризисы отнимали у фермеров их собственность за долги по кредитам, превращая их в пауперов, отнимая за долги жильё и другую собственность простых людей.
    3. Грабь награбленное, таким образом, свойство именно капиталистической системе.
    Но грабёж (лишение собственности мелких производителей) прикрывали термином «конкуренция»,якобы это не грабёж, а естественный процесс.Так грабёж собственников удавалось маскировать.

    4. И только когда крупные хищники стали грабить других крупных хищников — эта суть капиталистической системы стала более очевидной.

    Ответить

Оставить комментарий


4 − = три