Главная » Борьба » Не допустим фактического уничтожения профсоюза НИКВИ!

proffОО «Профсоюз работников науки» снова вступил в борьбу за права своих членов в  РГП «Научно-исследовательский кожно-венерологический институт» (НИКВИ). Теперь тред-юнион вступил в противостояние с директором этого института Александром Ешимовым. Профсоюз снова отстоял права своих членов, добившись законности, еще раз доказывая, что коллективная борьба эффективней и надо активно действовать и самоорганизовываться, а  не опускать руки.

Мы уже и ранее еще в 2010 году писали о борьбе работников НИКВИ за сохранение зданий и помещений, которые хотели приспособить под другое направление, а институт перевести в другое место. Тогда это фактически означало ликвидацию института. Первичная профсоюзная организация РГП Научно-исследовательского кожно-венерологического института  Министерства здравоохранения РК с 2010 года после этих событий добровольно перешла в ОО «Профсоюз работников науки».

На этот раз директор НИКВИ начал использовать с выгодой для себя действующее законодательство. Отметим, что Александр Ешимов до этого работал директором Областного кожно-венерологического диспансера в Алматинской области, где он и привык действовать по своим правилам. Должность директора НИКВИ он занимает с 12 марта 2012 года, а назначило его Министерство здравоохранения РК.

Причем Александр Ешимов наглым образом используя свое положение как путем нажима, так и «убеждений», в виде выражений типа «вас никто не защитит», принуждал работников института подписать с ним срочные трудовые договоры сроком на один год. Хотя у каждого работника на тот момент на руках, имелся действующий трудовой договор на неопределенный срок, заключенный ранее и действовавший не первый год. Таким образом, работники имеют по два действующих договора. Это нонсенс.

Действительно, необходимости в заключении с каждым работником нового трудового договора не было, поскольку условия труда не менялись, работники оставались на прежних должностях и с той же заработной платой. Такое действие с его стороны, безусловно, неправомерно и запрещено законом, в частности Трудовым Кодексом (абзац 5. п. 2, п. 1 ст. 29 ТКРК).

Но всё же большинство подписали с ним договор 2 апреля 2012 года, демонстрируя акт беспрекословного подчинения новому руководству, за исключением двух работников.

С того момента директор объявил им негласную «войну» и начал постепенно избавляться от них. Все последовавшие за этими фактами события происходили как по заранее написанному сценарию. Руководство скрупулезно стало изыскивать повод для увольнения работников — сначала Гульмиры Жактаевой, затем Даметкен Байболаевой.

Может быть, эта история не получила бы продолжения и общественной огласки, если бы работники тихо, без шума покинули рабочие места и не стали бы обращаться за помощью в профсоюз.

Так чего же добивался директор института, и какую цель при этом преследовал? И чем он мотивировал такое решение, ведь по закону трудовой договор с работником подписывается один раз и не прерывается, и в него могут вноситься только изменения. Есть все основания полагать, что он делал это осознанно и умышленно, считая, что все пройдет тихо.

Директор добивался возможности в удобном ему случае расторгать договоры и расставаться с неугодными ему людьми.

Все началось 11 мая 2012 года, когда директор издает приказ об увольнении Гульмиры Жактаевой, а 14 мая прошлого года увольняет якобы за отсутствие на работе 19-20 марта 2012 года. Объяснительную, написанную врачом-лаборантом, он посчитал необоснованной, а причину неуважительной.

Издав такой приказ, директор нарушил закон о профсоюзах,  не обратившись и не получив согласия профсоюзного комитета, а по закону такой акт работодателя является недействительным и не подлежит к применению.

Как объясняет этот факт юрист профсоюза работников науки Рахимжан Сайлибаев, директор своими действиями в первую очередь нарушил ст. 12 Трудового Кодекса, так как он подменял разрешенные законом согласительные комиссии органами собственного изобретения. Например, рассматривал вопрос об увольнении Г. Жактаевой не на согласительной комиссии, а на каком-то медицинском совете или активе, которые являются  нелегитимными, созданными директором в единственном лице, а не трудовым коллективом и поэтому неуполномочен,  выносить подобные решения. К тому же Александр Ешимов не исполнил условия коллективного договора.

Врач-лаборант и член профкома Г. Жактаева обратилась в суд 23 июля 2012 год и решением суда 5 сентября того же года была восстановлена на прежней работе. При этом директора обязали выплатить работнице заработную плату за время вынужденного прогула.

Кстати, в письме Центрального Комитета профсоюза работников науки РК за № 38 от 19 сентября 2012 года министру здравоохранения РК Салидат Кайрбековой указаны нарушения Трудового кодекса РК и Закона «О профсоюзах» директором НИКВИ А. Ешимова. На что им было получено письмо (от 16.10.2012 г., № 3 Т-2149) о том, что директор института предупрежден о персональной ответственности за соблюдение трудового законодательства…

Директор продолжает нарушать закон, а профсоюз вновь вступает в борьбу

Однако и далее продолжали поступать письменные и устные заявления — жалобы на незаконные действия директора, ущемляющие трудовые права и законные интересы работников.

Так, 9 августа 2012 г. Александром Ешимовым незаконно была уволена другая работница, главный бухгалтер института Д. Байболаева, которую нагло вынудил написать заявление по собственному желанию.  Только она о желании уволиться по принуждению работодателя предупредила за месяц, что дало ей право отозвать в течение месяца свое заявление. Но директор НИКВИ её уволил раньше, чем за месяц и отказал в отзыве заявления по причине достижения ею пенсионного возраста. Профсоюз в очередной раз выступил в защиту уволенного работника в суде, поскольку в этом случае наблюдалась дискриминация по возрасту (работница была пенсионного возраста).

В период суда стороны пришли к мировому соглашению, согласно которому директор института обязался выплатить Д. Байболаевой зарплату за пять месяцев вынужденного прогула и компенсацию за моральный вред в общей сумме 1 млн. тенге. Однако директор вопреки договоренности необоснованно затягивает выплату  зарплаты и отказывается добровольно исполнить определение суда.

Неугомонный директор 30 октября 2012 года необоснованно перевёл еще одну работницу — Л. Демьянову с достижением ею пенсионного возраста на другое рабочее место, посадив на половину оклада. И вновь профсоюз не сидит на месте. 6 ноября 2012 года. ЦК профсоюза работников науки направил еще одно письмо, обращая внимание директора на продолжающиеся нарушения им трудового законодательства в коллективе.

После  обращения ЦК профсоюза директор предпринял меры как бы для исправления нарушений. Первое. Восстановил Л. Демьянову на прежней должности, возместил недополученную ею зарплату и иные причитающиеся выплаты за лишение возможности трудиться на своем рабочем месте (ст. 162 ТК РК). Второе. Издал приказ №22АП от 18 января 2013 года, которым в одностороннем порядке признал все имеющиеся бессрочные и срочные трудовые договора недействительными.

А как сам директор объясняет свои действия? Оказывается, что в действующих трудовых договорах он усмотрел какие-то стилистические и технические ошибки, хотя согласился с тем, что они были основаны на Трудовом Кодексе. Признание недействительными отдельных условий трудового договора, не влечёт за собой недействительность трудового договора в целом.

Такое действие с его стороны, безусловно, неправомерно. Этим же приказом директор  распорядился подписать со всеми работниками новый трудовой договор  с 4 февраля 2013 года. При этом директор не предупредил работников и их представителя об изменении условий труда и полностью проигнорировал нормы статей 39 и 48 Трудового Кодекса РК. Подобным действием директор не исправил нарушения, а усугубил положение.

Однако, после этих событий, директор не допустил профсоюз для проведения общественного контроля за соблюдением трудового законодательства и не предоставил документы для контроля законности издаваемых актов. Более того, он не давал возможности ознакомиться с актами работодателя, непосредственно касающихся трудовых отношений (п.7. ст. 23 ТК РК). С целью избавления от излишней опеки профсоюза, директор инициировал собрания трудового коллектива по переизбранию председателя профкома и выхода первичной организации из состава профсоюза работников науки РК (нарушение ст.5 Конституции РК, ст. 1 8 ЗРК «О профессиональных союзах», п. 10 Устава федерации профсоюзов РК).

Таким путём директор пытался превратить профсоюзную организацию института в зависимый от работодателя орган «желтый профсоюз» для давления на работников.

В этих условиях ЦК профсоюза посчитал необходимым еще раз обратить внимание руководства Министерства здравоохранения РК на продолжающиеся незаконные действия директора РГП НИКВИ А. Ешимова в отношении работников, особенно в свете высказываний Президента Республики Казахстан о провоцировании социальных конфликтов со стороны работодателей.

Мало этого, двоякую позицию занимал директор и по отношению к ЦК профсоюза. На словах соглашался с замечаниями и решениями судов, но в коллективе вел себя абсолютно по-своему. Все же старания директора не пропали даром и чтобы избавиться от профсоюза, он заставил работников по надуманным причинам выйти из профсоюза работников науки. Итогом стало то, что в конце 2012 года профком института выразил желание о переходе в Алматинский филиал профсоюза работников здравоохранения РК.

Профсоюз не возразил против волеизлияния членов профсоюза. Вместе с тем, согласно п. 10 Уставу ФПРК, считает необходимым до начала взаимного согласования о переходе профорганизации института в другой профсоюз, завершить начатую им в 2012 году проверку и устранение фактов нарушения трудового законодательства РК.

ЦК профсоюза работников науки как справедливый защитник прав и интересов членов профсоюза, безусловно, ратует за положительный имидж профсоюзного движения. По мнению его лидеров неважно, в каком профсоюзе состоят члены профсоюза, кому они платят взносы, а важен общий эффективный и позитивный результат профсоюзной работы — реальная защита прав и интересов человека труда.

В данный момент профсоюз работников науки намерен довести дело до конца — восстановить права работников на бессрочные трудовые договоры, которые имелись у них ранее.

Вот такая история, но она еще не завершена. В любом случае нельзя торопиться. Институт является научно-исследовательским, поэтому, с одной стороны, принадлежность его к отрасли науки также неошибочна и адресная, как и отношение к отрасли здравоохранения. Тем более что первоначально, когда нужна была поддержка, коллектив обратился именно в профсоюз науки и добровольно стал его членской организацией. Так стоит ли теперь метаться и давать волю капризам?

Особо подчеркнем, что за последние 30 лет структура персонала НИКВИ не подвергалась изменениям, но такой «горе — реформатор», как А. Ешимов начал вводить существенные изменения. Например, дифференцированную оплату труда по коммерческим услугам, директор решил выделить в отдельную статью доходов, и по своему усмотрению ее расходовать.  Раньше эти доходы делились среди тех, кто выполнял эти  услуги.

Надо заметить, что большая проблема состояла в страхе и пассивности большинства работников института, которые, опасаясь незаконного увольнения, забыли о том, что есть профсоюз и коллективная борьба. Поэтому работникам НИКВИ надо еще подумать, стоило ли уходить из Профсоюза работников науки?

Касательно директора НИКВИ, то он копирует поведение высших чиновников к народу, ставя себя в один ряд с бесконтрольными феодалами, наплевательски относясь к решениям суда и законам страны. В таком случае, люди такого типа, как А. Ешимов  не имеют право возглавлять не только такие учреждения, как научный институт, но и вообще занимать какие-либо руководящие посты. Ведь нанесенный ущерб государству уже оценивается в 500 тыс. тенге за причиненный моральный вред главному бухгалтеру института.

В свою очередь трудовому коллективу надо добиваться и общественного контроля со своей стороны, выбрав новый профсоюзный орган, и не давать вмешиваться работодателю в дела профсоюза, особенно в профсоюзный фонд, а не молча наблюдать, как попираются их права. Для этого надо повышать свое трудовое и политическое самосознание и двигаться в направлении самоорганизации, отстаивая свои жизненные права.

Работники четко должны сказать:

  • Не допустим передачу профсоюза НИКВИ под контроль работодателя!
  • Сохраним единство отраслевого профсоюза в деле защиты всех работников науки!

Один ответ к записи “Не допустим фактического уничтожения профсоюза НИКВИ!”

  1. Рустам 01.06.2013

    Так держать молодцы!

    Ответить

Оставить комментарий


5 × четыре =