Главная » Дискуссия » Рассказ осужденного Козика Ивана о пытках

imagesМы продолжаем публикацию заявлений заключенных, в которых рассказывается об ужасах казахстанских застенок. В письме Козика Ивана подробно рассказывается о бесчеловечном отношении сотрудников колонии, которое сродни изуверствам фашистов.

Я, осужденный Козик Иван Михайлович, 24.07.1981 года рождения, отбываю наказание в тюрьме города Аркалык. Я смертельно белен ВИЧ. Помимо этого я имею ряд хронических заболеваний, таких, как гепатит С, пиелонефрит. Так как иммунная система у меня слабая, любое заболевание, даже такое, как простуда, может привести к сильному обострению и необратимым последствиям.

Исходя из этого, согласно закону РК, каждые полгода меня должны этапировать в Республиканскую соматическую больницу (РСБ) города Семей на полное обследование и лечение. На основании моих заболеваний начальник тюрьмы города Аркалыка отправлял запросы о моем этапировании в КУИС города Астаны. Но оттуда приходит отказ без всяких на то оснований. Мне снова приходится с помощью жалоб добиваться выезда в РСБ, и только спустя 1 год и 3 месяца после отправки повторного запроса мне приходит положительный ответ. Хотя за это время я уже дважды должен был съездить на обследование и лечение.

28 января 2013 года я прибыл в учреждение УВ 156/15 РСБ, где при прохождении обследования у меня были выявлены песок и камни, образовавшиеся в почках, что вызывает очень сильную и острую боль в почках и паховой области. Также подтвердился диагноз «хронический пиелонефрит, мочекаменная болезнь». Но должного лечения я практически не получал, кроме нитроксолина и витаминов. Спустя неделю меня начали готовить к отправке на этап.

Я объяснял медперсоналу данного учреждения, что препараты, которые мне назначили, не являются эффективными и не улучшают моего состояния здоровья, а наоборот, мое состояние сильно ухудшается. На это мне медперсонал давал ответ, что отсутствуют медикаменты, так как на январь и февраль им не поступало госфинансирование на закупку препаратов. Своего лечащего врача я выпрашивал, чтобы мне назначили курс лечения препаратом «Эссенциале» для печени в связи с моим заболеванием гепатитом С. Но даже после того, как я выпросил данный препарат, спустя два дня, 10-го и 9-го февраля 2013 года мне не выдавали ни один препарат, выписанный по курсу лечения, который прерывать нельзя. Также невропатолог мне поставил диагноз «неврозия» и прописал соответствующие препараты, но их я тоже получал с перебоями. Все мои устные и письменные жалобы по поводу моего лечения руководству учреждения УВ 156/15 РСБ и начальнику Республиканской соматической больницы были безрезультатны.

11 февраля 2013 года я находился у себя в палате. Лежал на койке, потому что плохо себя чувствовал, потому что в предыдущие два дня не спал, так как мне не были выданы препараты, прописанные невропатологом. Примерно в 18:30 ко мне в палату ворвалась группа военных без предупреждения, что будет обыск, и без предложения добровольно выдать запрещенные предметы, и потребовали меня подняться. Я даже не успел выполнить их распоряжение, как военные схватили меня за руки и за ноги и стали прижимать меня к кровати, хотя я им никакого сопротивления не оказывал. В момент, когда меня хватали за ноги, кто-то из них вытащил у меня из кармана телефон, и сразу начали снимать на видеокамеру. Я не сопротивлялся, не ругался. Затем они развернулись и ушли. Мне стало удивительно: они не составили даже акт об изъятии. Мне стало плохо.

После того, как они ушли, я полежал минут тридцать, потом встал и пошел в другую палату, где никого не было, так как не хотел, чтобы мое моральное состояние видели другие осужденные. Поведение сотрудников меня сильно возмутило. Я был на грани нервного срыва, так как меня мучили сильные боли, потому что должного медикаментозного лечения я не получаю. Помимо этого, предыдущие два дня я вовсе не спал, так как не получал прописанные мне препараты. У меня из головы не выходили мысли, как мне быть со своим здоровьем, если ко мне так халатно относится медперсонал, а руководство учреждения ко мне безразлично.

От безысходности, вызванной отношением сотрудников колонии ко мне, как к животному, находясь в палате, где никого не было, я порезал себе живот, чтобы наконец-то на меня обратили внимание, что я такой есть, имею право на защиту своего здоровья и личности. Хоть я неоднократно судим, но я человек, и у меня есть равные права со всеми гражданами Казахстана, и ко мне должно быть уважительное отношение, а не как к скотине.

Где-то через несколько минут после того, как я порезал себе живот, ко мне в палату вошел другой осужденный. Он увидел произошедшее и побежал сообщить об этом администрации. Ко мне зашел контролер (сотрудник администрации) и пошел докладывать начальству. Спустя 5-10 минут в палату, где я находился, заходят три контролера, заносят на руках другого осужденного и кладут на соседнюю кровать. У него тоже текла кровь из живота. Только через 30 минут в палату пришли сотрудники колонии и позвали врача. Медицинская помощь мне была оказана спустя еще 30 минут.

Я отказывался принимать медицинскую помощь до приезда прокурора, так как намеревался высказать все свои претензии, которые накопились за такой небольшой период нахождения в учреждении УВ 156/15 РСБ, и о том, что меня не лечат, а наоборот, мне становится только хуже. Когда мне сообщили, что приедет прокурор (а мне становилось все хуже и хуже), я дал согласие на оказание медицинской помощи. Прокурор приехал вместе с сотрудниками полиции Ауэзовского района, которые меня опросили. Я им все рассказал, как было. Прокурор обещал, что разберется и не оставит без внимания мои жалобы. Наутро 12 февраля я написал заявление на имя спецпрокурора и передал его через контролера.

Спустя пару часов пришел следователь и сообщил о возбуждении в отношении меня уголовного дела по статье 360 ч.3 («Организация группового неповиновения законным требованиям администрации учреждения, обеспечивающего изоляцию от общества»). Это меня очень сильно удивило и возмутило. Где же справедливость? Что за беззаконие творится? На следующее утро, 13 февраля, ко мне в палату ворвалась группа военных и сказали: «На выход с вещами». Когда мы дошли до дежурной части, туда забежали люди в масках, которые скрутили мне руки, надели наручники и мешок на голову. Сопровождая меня пинками, закинули в машину. Там как барана положили меня лицом в пол и сверху положили еще несколько человек. Как выяснилось позже, это были другие осужденные.

На протяжении 30 минут, пока мы ехали по неизвестному мне маршруту, сопровождающие нас люди в масках меня всячески унижали и угрожали физической расправой. Когда мы прибыли на место, оказалось, что это следственный изолятор города Семей – учреждение УВ 156/19. Там меня сразу водворили в одиночную камеру. Спустя сутки через своего адвоката я узнал, что санкцию на возбуждение дела на меня прокурор не дал за отсутствием состава преступления. Но, несмотря на это, меня продержали в одиночной камере следственного изолятора месяц. А ведь в данном СИЗО содержатся люди подследственные, каковым я вовсе не являюсь. О своем незаконном содержании в СИЗО я с первых дней обращался к прокурору города Семей и областному прокурору по надзору в письменном виде. Ответа так и не получил.

Всем этим руководили первый заместитель прокурора Восточно-Казахстанской области Олейник Василий Иванович и начальник ДУИС по ВКО полковник Молдажанов Талгат Александрович. Все эти незаконные действия с осужденными происходят под надзором Олейника и Молдашева, у них корпоративная связь между собой.

Один ответ к записи “Рассказ осужденного Козика Ивана о пытках”

  1. Хасен Кожа-Ахмет 05.04.2013

    Я находился в Аркалыкской колонии в 1988-89 годы. за участье в Декабрском восстании в Алматы 1986 года. Значить ничего там в Аркалыке не изменилось.Чтож, «второй» Декабрь-1986″ делать?!

    Ответить

Оставить комментарий


шесть × 1 =