Главная » Анализ, В мире » Россия в ВТО

16 декабря 2011 г. на Министерской Конференции Всемирной торговой организации (ВТО) Россия была принята в ВТО. Для окончательного вступления теперь нужна ратификация договора российским парламентом 3 июля 2012 года, после чего в августе Россия станет полноправным членом ВТО.

Переговоры о вступлении России в ВТО длились 17 лет и стали самыми продолжительными в истории этой организации. Критики было немало, несмотря на то, что обстоятельной дискуссии в СМИ почти не велось. Большинство критических замечаний отражали либо опасения отдельных буржуазных кругов, касающихся возможного банкротства тех или иных отраслей или производств, или же представляли собой попытку рассмотреть проблему в свете неких общенациональных интересов России. Ни та, ни другая точка зрения никоим образом не соответствовала классовому анализу.

ВТО была создана в 1995 году с целью проведения всеми государствами-участниками единой тарифной политики. Под тарифами в международной торговле понимаются таможенные пошлины, которые увеличивают стоимость импортируемых в национальную экономику товаров. Размер таможенных пошлин при участии государства в ВТО не может быть установлен произвольно, что значительно снижает возможности для проведения государственной политики протекционизма (защита национальных отраслей, в которых стоимость производства продукции выше, чем у импортируемых товаров). Стоит отметить, что идея ВТО не нова. Данная организация является преемницей Генерального соглашения по тарифам и торговле (ГАТТ), заключенного в 1947 году и на протяжении почти 50 лет фактически выполнявшего функции международной организации. Однако, в отличие от ВТО, у ГАТТ была и еще одна функция — изоляция от мирового рынка государств с некапиталистическими экономиками. Отсюда же перешло и одно из основных условий членства в ВТО: наличие в государстве «рыночной экономики».

ВТО это не просто детище американского империализма, как многие полагают. ВТО отражает собою естественные для всего капитализма тенденции к росту международной торговли, усилению конкуренции и, как следствие, разделению труда в международных масштабах. В общеэкономическом понимании, ВТО призвана способствовать общемировому экономическому росту через наиболее полную реализацию закона стоимости в мировой торговле. Отсюда очевидно и стремление национальных буржуазных элит, в том числе России, вступить в ВТО, поскольку с некоторого момента времени ВТО фактически подменило собою прежнюю международную торговлю и теперь, чтобы ее вести, необходимо быть участников данной системы.

Отдельно стоит отметить бесперспективность одностороннего выхода экономики из ВТО, чего периодически требуют националисты. Экономические санкции, предусмотренные уставом этой организации, будут касаться всех остальных участников ВТО (свыше 150 государств, 95% мирового торгового оборота), которые обязаны выставить столь высокие заградительные тарифы, что страна-изгой фактически не сможет вести внешнюю торговлю.

Таким образом, создание и деятельность ВТО — совершенно естественный шаг в развитии глобального капиталистического рынка. Безусловно, крупные экономики оказывают на деятельность ВТО соответствующее воздействие: в период кризиса 2008 г. ВТО ничего не оставалось, как прощать США или Франции «мелкие шалости» по поддержке, например, автопрома, что вызвало справедливое, но бессильное возмущение Швеции, лишенной такой возможности. Но в целом отказ от ВТО при сохранении капитализма приведет к снижению эффективности всего общемирового капиталистического хозяйства, а в периоды кризисов и вовсе к учащению и ужесточению «торговых войн» и сворачиванию рынков.

Основные ожидания сторонников присоединения России к ВТО основываются на следующих оценках Всемирного банка и ЦЭФИР, проведших собственные исследования рынка с помощью регрессивной гравитационной модели внешней торговли:

— возможный рост ВВП России от вступления в ВТО может составить дополнительно до 3,4%;

— последствия от снижения тарифов и улучшения доступа к рынкам — 30% указанного выше возможного роста ВВП;

— максимальный ожидаемый экономический рост должен обеспечить рост производительности труда в секторах услуг (70% от ожидаемого роста ВВП);

— ожидается некоторое снижение разрыва между богатыми и бедными, однако рост благосостояния в городах будет выше, чем в селах, а также особую проблему представляют моногорода;

— проблемы от вступления России в ВТО в сельском хозяйстве и финансовом секторе удастся решить путем особых условий для России (сельское хозяйство сохраняет на перспективу в 20 лет существующий уровень господдержки; финансовый сектор будет по-прежнему закрыт для иностранных банков).

Недостатками этих исследований, которые признают сами их авторы, являются устаревшие данные о российских домохозяйствах (последние достоверные данные восходят к середине 90-х годов, их и используют в соответствующих расчетах с эмпирическими коэффициентами), невозможность смоделировать переходный период, а также невозможность точно оценить привлекательность экономики для иностранных инвестиций.

Но проблема подобных оценок глубже, она в самом подходе, который обусловлен исключительно оценками ситуации с позиций капитала, но не с позиций труда. Именно на противоречиях между потребностями труда и интересами капитала в свете открытости национальных рынков для действия закона стоимости и должны обращать внимание социалисты, анализируя возможные последствия для трудящихся от вступления России в ВТО.

Идея ВТО покоится на фундаменте представлений о прогрессивности разделения труда в международном масштабе при наличии максимальных сравнительных преимуществ (прежде всего, под этим надо понимать эффективность труда) в производстве того или иного товара даже при отсутствии абсолютных преимуществ (благоприятный климат, уровень образования и т. п.). Фактически, идея ВТО вытекает из буржуазного прочтения теории сравнительного преимущества, разработанной Д. Рикардо в 19 веке. Данная теория, к слову, подразумевает одинаковый уровень экономического развития сторон, а также (неявно), что перемещение капитала ограничено в национальных масштабах, что, очевидно, не так в настоящее время. Дадим, исходя именно из этих представлений, оценку возможным социально-экономическим последствиям от вступления России в ВТО.

Прежде всего, вступление в ВТО закрепляет сложившееся международное разделение труда. Для России это статус экспортера сырья и вооружений. Планы по масштабной модернизации экономики страны становятся еще более призрачными, а значит и новых рабочих мест, а тем более в новых отраслях ждать не стоит. Большинство рабочих мест будут включены в простой производственный цикл добычи сырья, не требующий высокого уровня образования рабочей силы. Сильная конкуренция на рынке труда, в том числе с иностранной рабочей силой, приведут к падению зарплат. Потребности в развитии системы образования не будет, а значит, трудящихся ожидает дальнейшее его сворачивание и коммерциализация.

Удешевление рабочей силы в рамках ВТО — единственное оружие российского капитализма, чтобы выжить и обеспечить требуемый экономический рост. Естественных (абсолютных) преимуществ нет, инфраструктура изношена, технологии устарели, масштабных инвестиций иностранного капитала не предвидится (ВТО это система международной торговли товарами и услугами, а не инвестициями). Пресловутый экономический рост, если и случится, обернется нещадной эксплуатацией труда. Рабочие будут стремительно терять социальную защиту, их борьба будет всякий раз натыкаться на угрозу закрытия предприятия.

Помимо переходного периода, дальнейшее будущее России в ВТО не менее туманно. Буржуазные экономисты, разумеется, не разделяют марксистского учения о периодических кризисах капитализма, однако вопреки их суждениям кризисы происходят. И с каждым разом все более разрушительные. Со вступлением в ВТО Россия открывает свои двери не только для товаров и услуг, но и для глобальных последствий кризисов, безработицы, понижающегося уровня социальной сферы — и все это еще более тяжелым бременем ляжет на плечи трудящихся.

Одним словом, вступление в ВТО неизбежно усилит классовую борьбу в России. Понимает ли это российская элита? Разумеется! Но не вступить в ВТО означает для них повысить риск утраты достигнутого статуса сырьевого монополиста, а это интересы крупных игроков бизнеса. Некоторый процент буржуазии может даже в перспективе разориться, но их разрозненное возмущение не представляет для государства достаточного веса. А главное, для буржуазии нет альтернативы вступлению в ВТО. Но не для трудящихся!

Трудящиеся, в отличие от буржуазии, мыслят иными категориями. Накопление капитала и реализация прибавочной стоимости для них не главные задачи бытия. Даже не понимая марксистского учения, каждый трудящийся видит, как закон стоимости лишает его возможности работать, давать образование себе и детям, лечиться и жить достойно. Именно в жизни трудящихся сухие экономические догматы ВТО приобретают наиболее чудовищный размах и оттенок. Но мало просто отрицать эту систему, важно знать, чем ее заменить. Отказаться от ВТО невозможно, не отказавшись от капитализма. А отказаться от капитализма можно только в пользу иной системы организации хозяйственной жизни общества.

Безусловно, что любое государство с рабочим правительством во главе будет вынуждено вводить у себя, как минимум, элементы плановой экономики: национализацию банков, монополию внешней торговли и демократически регулируемый государственный план инвестиций в промышленность. Столь же очевидно, что такие государства почти автоматически будут поставлены — как это уже было — вне рамок ВТО. И тогда вопрос преодоления экономической блокады и борьба против ВТО за демократическую внешнюю политику станут одной из задач всех рабочих организаций в рамках их общей борьбы со своими правительствами.

Вопрос стоит, на самом деле, как и прежде, управляет ли капитал трудом, нещадно его эксплуатируя, или капитал как общественный ресурс способствует раскрытию всестороннего потенциала каждой личности. Система ВТО очевидно на стороне капитала. На стороне же трудящихся — рабочая солидарность и идея социалистического преобразования планеты.

9 июня 2012 • Железновский Арт, КРИ, Москва, север

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


4 + = пять