Главная » В мире » Опальный президент собирает армию
thumb_navalny-prezВ начале апреля Алексей Навальный сообщил, что претендует на пост главы государства. Это заявление вызвало бурную реакцию не только СМИ и блогосферы, но и правительственных чиновников. Таким образом, оппозиционер четко дал понять, что не планирует «залечь на дно» и погрузиться в судебные тяжбы — напротив, он переходит в наступление.

Честный парень от оппозиции

По поводу поднявшейся шумихи Навальный высказался скептически: мол, не было в его заявлении ничего сенсационного; «любой человек, который может и хочет изменить страну, поступил бы так же». Однако, здесь он явно слукавил. Лидеры белоленточного движения еще год назад настойчиво предлагали ему поучаствовать в президентских выборах, стать «техническим», «общим» кандидатом от оппозиции. Но Навальный держал дистанцию и представлялся как просто борец с коррупцией и честный парень без амбиций.

Такой статус давал определенные преимущества. Ошибки оппозиции, неспособной ни возглавить протест, ни предложить программу и тактику, почти не отражались на репутации Навального. Он появлялся на сцене в самый разгар протестов, исчезал во время спада; триумфально возглавил Координационный Совет Оппозиции и дистанцировался от него, когда этот орган потерял всякую легитимность.

Кроме того, если бы Навальный объявил о своих политических амбициях, пришлось бы определиться и с программой. Одного «не врать и не воровать» для победы на президентских выборах явно недостаточно. Но открыто заявить о своих взглядах — то ли националистических, то ли либеральных — значит обязательно оттолкнуть от себя часть сторонников. Те, кто сочувственно относятся к работе команды «РосПил», вовсе не обязательно поддержат идею неолиберальных реформ. Социальный популизм, наоборот, может отпугнуть бизнесменов. Иными словами, политический камин-аут может стоить Навальному доброй части поддержки.

Лучшая защита — это нападение

Теперь же ситуация изменилась не в пользу Навального: протесты пошли на спад, его поддержка начала сокращаться вслед за политическим банкротством КСО, наконец, для выдвижения кандидатуры на президентский пост не лучшее время — выборы только через пять лет. Почему же Навальный решил бросить перчатку властям в такой неудачный момент?

Собственное будущее он имел счастье наблюдать на примере судьбы Удальцова. Когда началось давление на лидера «Левого Фронта», он лишь сделал несколько дежурных комментариев и продолжил обычную оппозиционную деятельность. При этом добровольно ходил на беседы в СК, всячески демонстрируя, что ему, дескать, нечего скрывать. Однако это не сработало. Удальцов оказался под домашним арестом — такой современный аналог ссылки. Власти точно выбрали инструмент, чтобы аккуратно нейтрализовать оппозиционера: он не сидит за решеткой, не подвергается гонениям, чтобы мог стать мучеником, но при этом отрезан от политической жизни, от собственной организации.

Навальный обвиняется в хищении имущества «Кировлеса», ему грозит до 10 лет заключения. И нет никаких оснований полагать, что власть окажется к нему милостивей, чем к Удальцову. Лучшая защита — это нападение, решил оппозиционер и перешел в наступление.

«Партия адекватных людей»

Для полноценной политической деятельности Навальному необходима не только программа — нужна структура, которая могла бы не просто декларировать, а непосредственно проводить его политику. «Добрая машина пропаганды», «РосПил», «РосЯма», «РосЖКХ» — проекты, призванные повысить популярность оппозиционера, но для политической борьбы они слишком рыхлые и ненадежные.

Поэтому появилась партия «Народный Альянс». Создавалась она всецело под Навального, но лидер и здесь постарался действовать очень осторожно: собрал организацию чужими руками, опять же соблюдая дистанцию. Это структура, которую Навальный может возглавить в любой момент, но с которой не связан никакими обязательствами. «Я не думаю, что «Народному Альянсу» нужен такой член партии, который все свое время проводит между Следственным комитетом и судом по «Роснефти». (…) При этом я не хочу, чтобы у вас или кого-то другого были по этому поводу двойственные ощущения. «Народный Альянс» — это моя партия, она представляет мои интересы, я ваш сторонник и неформальный член партии. Я не отделяю себя от «Народного Альянса».

Политически партия тоже оказалась неопределенной — собрала в себя сотни «просто хороших парней». «Мы не собираемся наклеивать на себя идеологические ярлыки (…), наша партия станет альянсом оппозиционно настроенных сил гражданского общества, объединенных на самых общих принципах и ценностях», — декларируется в программных тезисах партии.

Многие либеральные лидеры год назад загорелись идеей объединить протестно настроенных, но политически не определившихся людей в организации. Такие активисты могут, что называется, работать ногами — агитировать, организовывать акции, чтобы проталкивать оппозиционных лидеров на выборах. При этом предполагается, что чем более расплывчатая программа у организации, тем больше она может привлечь разношерстной публики. Для таких случаев даже нашлось подходящее слово — «общегражданский активист», «общегражданский протест». Правда по факту под таким названием проводится либеральная политика. На этой волне появилась «Партия 5 декабря», «Движение Оккупай», ну а Навальный на тех же принципах создал свой «Народный Альянс».

Пока эта партия привлекает в основном активистов, разочаровавшихся в собственных организациях: и из «Левого Фронта», и из «Яблока» с «Солидарностью», и из «Другой России». Примкнули и те, кто давно участвовал в акциях и оргкомитетах, но не связывал себя с конкретной организацией. Единственное, что требуется от желающего вступить в «Народный Альянс» — быть «адекватным» и «договороспособным». Поскольку объединяться придется не только с людьми других взглядов, но и с «частью околовластных элит». Этот программный тезис появился не случайно. Навальный ставит перед собой две противоречивые задачи: мобилизовать тысячи людей и отстоять интересы спонсоров — крупных бизнесменов. Чтобы лавировать между двумя этими целями, придется проявлять чудеса политиканства и «договороспособности».

«Партия без багажа прошлых ошибок» — так презентует себя «Народный Альянс». В общем-то новизна и отсутствие политической позиции и стали его визитной карточкой. Плюс Навальный в качестве лидера, способного «усилить электоральные перспективы партии». За несколько месяцев ячейки были созданы в большинстве регионов России. До сих пор активисты занимались в основном партстроительством и вопросами регистрации, но в последние месяцы начали проявлять себя в уличных протестах.

Борьба на улицах и на выборах

«Наконец-то есть партия, за которую можно голосовать!», — заявил Навальный на учредительном съезде. «Народный Альянс» откровенно презентуют именно как электоральный проект, хотя перспективы регистрации пока туманны.

Как раз сейчас Путин продвигает закон, по которому половина состава Думы будет формироваться по одномандатным округам. То есть выдвигаться в органы городского управления смогут и беспартийные. Правящий класс таким образом хочет легитимизировать свою власть: вместо обанкротившихся единороссов чиновничьи кресла смогут занять лояльные члены «Общероссийского Народного Фронта». Власти рассчитывают, что это хоть немного снимет напряжение и успокоит протестные настроения.

Конечно, на демократизацию режима рассчитывать не стоит — как на практике работают подобные законы, мы уже видели. Так, прошлой весной был формально упрощен порядок регистрации партий и их участия в выборах. Тем не менее, Минюст по-прежнему не дает неугодным ни малейшего шанса получить официальный статус — например, РотФронт бьется над этим не первый год. При этом регистрация часто оказывается скорее дополнительной проблемой. «Левый Фронт» из-за нее вынужден заниматься бесконечной бумажной волокитой, а недавно под предлогом мнимых нарушений его деятельность была «приостановлена». На практике это означает, что участвовать в протестах для активистов станет еще сложнее и опаснее.

Власти могут пойти на послабления в законодательстве о выборах, рассчитывая на многочисленные фильтры, выставленные перед оппозиционными кандидатами. Отказ в регистрации, невозможность агитировать через СМИ, фальсификации при голосовании — все это надежно защищает чиновничьи кресла от посягательств неверных. Однако, даже небольшое послабление режима оппозиция всех сортов может использовать, как щель в заборе.

Так, националист Демушкин со своим ИПО «Русские» некогда выдвигался в Калининграде. Мест, конечно, не получил, но во время предвыборной гонки местные жители узнали гораздо больше о его взглядах и программе: с помощью этого инструмента националистам удалось привлечь к себе новых сторонников. Конечно, отказываться от трибуны, которую предоставляют выборы, не должны и левые. Решающим фактором здесь остается настроение людей — насколько они интересуются парламентской борьбой, кандидатами и их программами.

Например, «Яблоко» в прошлом году сделало ставку именно на участие в местных выборах. Что из этого вышло? Партия не только нигде не получила мест, но — что гораздо важнее — не получила и новых сторонников. Провал «Яблока» объясняется не только фальсификациями и давлением административного ресурса. Россияне не проявляли интереса к выборам и предпочли выйти на улицы, а не к урнам. А в это время партия пошла в противоположном направлении: не включилась в протест и не предложила никакой программы борьбы, кроме поддержки собственных кандидатов. В итоге протестующие обошлись без «Яблока», а партия погрязла в судах и апелляциях.

Партия 99%

Навальный представляет интересы оппозиционно настроенных элит — крупного и среднего бизнеса, который недоволен существующим режимом. Путинская вертикаль дорого обходится, не предоставляет прозрачных правил для ведения дел, наконец, в последнее время она не может обеспечить и стабильности. Все это наводит представителей элит на мысли о переделе власти и собственности. И именно эти настроения и силится возглавить Навальный: мобилизовать массы для свержения путинского режима, а потом передать власть другим, «честным», «эффективным» собственникам.

Однако самим этим «массам» — наемным работникам, студентам, пенсионерам — 99% общества путинский режим не нравится по другим причинам. Нас не устраивают неолиберальные реформы: коммерциализация медицины и образования, урезание зарплат и прав рабочих, рост тарифов, приватизация предприятий. То есть нас не устраивает политический курс правящего класса, а его Навальный как раз менять не собирается.

Перед теми, кто начинает борьбу против политики правящего класса, стоят все те же задачи — сформулировать политическую программу и создать организацию, которая будет представлять наши собственные интересы. Речь идет о партии, не зависящей от чиновников и бизнеса, объединяющей рабочих и студентов для политической борьбы. Только если такая организация будет создана, простые люди смогут стать самостоятельной силой, а не «массой» в столкновениях разных группировок капитала.

Женя Отто, КРИ, Москва

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


девять − = 0