Главная » Анализ, Борьба, В мире » Режим отменяет свободу собраний

Как мы и предсказывали, никакого политического спокойствия после окончания «выборного сезона» не наступило. Состояние путинского режима сейчас кажется ещё менее устойчивым, чем в период зимних многотысячных митингов на Болотной и Сахарова. В стране растёт число забастовок и уличных акций и, самое страшное, — в недрах митинговых толп, и раньше не особо рьяно и слепо следовавших за оппозиционными псевдолидерами, развивается политическое сознание, неизбежно ставящее под угрозу положение этих самых псевдолидеров.

Правящий режим готов бесконечно терпеть деятельность карманной оппозиции — дежурные возмущённые заявления для прессы Зюганова или Миронова, пафосные выступления с думской трибуны Гудкова-старшего, митинги по 1000 человек, не меняющие своего облика уже многие годы. Несколько бóльшую, но более-менее понятную опасность властям несёт деятельность «внесистемщиков» вроде Навального, Яшина и Удальцова. Но совсем иначе выглядит нынешняя ситуация, когда в политику приходят совершенно новые люди. Их всё больше. И среди них всё больше тех, кто, согласно опросам социологов, движимы не абстрактными лозунгами, а реальными социальными требованиями и, о ужас, позиционируют себя как рабочий класс, который, согласно легенде, должен ратовать за путинскую стабильность. Масла в огонь подливает тот факт, что после 6 мая эти люди начинают самоорганизовываться — #ОккупайАбай, а затем #Баррикадная становятся для многих центром, где ведутся дискуссии о перспективах протестного движения, и это значительно понижает роль карманных оппозиционеров. Здесь режиму необходимо не просто действовать, но действовать незамедлительно.

Остриё контратаки правящих кругов — поправки в ряд законодательных актов, суть которых состоит в ужесточении наказаний за нарушения при проведении массовых мероприятий и в расширении самого понятия таких мероприятий. После того, как процесс принятия поправок будет завершён (на момент написания статьи обсуждение поправок ещё идёт), если не случится неожиданностей, рядовому участнику за нарушения при проведении массовых акций будет грозить штраф до 300 тыс. рублей или исправительные работы сроком до 200 часов. По новым нормам, законодательно регулируемым массовым мероприятием теперь сможет стать любое скопление людей, а организатором — лицо, в отношении которого установлено, что оно фактически выполняет организационные действия — так власти рассчитывают бороться с практикой проведения протестных действий в виде флешмобов, прогулок или тех же коллективных дискуссий на площадях и в скверах. О том, насколько серьёзным должно быть нарушение, чтобы участник митинга получил за него штраф в 300 тысяч, говорить нет смысла. Технологии бюрократов позволяют без особого труда сфабриковать любой повод — оттеснить участников массовой акции к проезжей части, спровоцировав её «перекрытие», подослать провокаторов, чьим «жизням и здоровью» угрожают митингующие — а дальше своё дело сделает конвейер под названием «ОМОН-ОВД-Суд».

Чего ждать?

Учитывая, что новые суммы штрафов окажутся для большинства потенциальных участников митинга неподъёмными, а приговорённые к исправительным работам, скорее всего, будут увольняться с основных мест работы, предлагаемые законодательные поправки являются запретом на участие в массовых акциях для подавляющего большинства граждан, прежде всего простых трудящихся.

Как ни странно, но пресловутая парламентская оппозиция и тут может оказаться «на коне». На данный момент часть её активно изображает борьбу с законодательными инициативами «Единой России», бомбя президиум Госдумы многочисленными поправками с целью затянуть время, однако повышение штрафов даёт карманной оппозиции монополию на уличные протесты, ибо только ей эти самые новые штрафы по карману. Если вчера Гудков-младший и Пономарёв приезжали на #ОккупайАбай и вынуждены были прибегать к откровенной лжи в интервью представителям СМИ, чтобы представить себя лидерами протестов, то завтра они получат в руки финансовый инструмент, причём работать он будет во многом за счёт простых трудящихся, ибо значительную часть бюджета партий (около 25% у «Справедливой России и около 50% у КПРФ по данным Минюста) составляют средства федерального бюджета. В графе «доходы от членских взносов» в последнем финансовом отчёте «эсеров»вообще красуется ноль!

Изображая цирк в Думе, они прекрасно понимают, что это именно цирк, а инициатива «Единой России» рано или поздно пройдёт, иначе Гудков-старший не предлагал бы свою, направленную, видимо, против провокаторов, поправку, запрещающую участникам митингов носить маски. Пусть, мол, примут свои законы, так хоть помимо вреда и какая-то польза будет. Если бы думские оппозиционеры действительно хотели изменить ситуацию, они ещё зимой сдали бы мандаты «нелегитимной», по их же собственным словам, Думы и занялись бы мобилизацией масс на борьбу. В одной только «Справедливой России», по данным Минюста, более 430 тыс. членов, но на организованный «эсерами» пикет обсуждаемых законопроектов вышло не больше сотни человек. Партия мёртвых душ во главе с политическими трупами!

Остановить «закручивание гаек» может только организованный рабочий класс, но он ещё не показал и сотой доли своей силы прежде всего потому, что его не привлекают абстрактные лозунги «за демократию», «за свободу», «за честность», которыми либералы уже однажды обманули его в 1990-е. К бессмысленности либералов прибавляется и политиканство крупных профсоюзных руководителей, активность которых не идёт дальше пустых заявлений. «…Не знаю, что это должно быть: коллективное обращение к Президенту, пикет у Белого дома? Пока закон ещё в Думе, можно успеть. Может, надо требовать внесения изменений в этот закон с правилами игры именно для профсоюзов?..» — говорит вице-президент крупнейшего из независимых профсоюзных объединений — Конфедерации Труда России. «Именно для профсоюзов» — какое откровенное признание собственных узкобюрократических интересов! Руководству КТР всего важнее иметь возможность организовывать рабочих от своего имени, поддерживая собственный престиж, а люди, выходящие на улицы самостоятельно, пусть платят по полной!

Тем не менее, ожидать, что трудящиеся оставят свой гнев на кухнях — глупо. Большинством из них последствия неолиберальной политики ощущаются чем дальше, тем сильнее, и молчать они, как и их белорусские или казахстанские собратья, не станут. Уличные выступления продолжатся и под запретом, а число забастовок и открытых конфликтов с чиновниками на местах будет только нарастать вместе с разрушением и так переоценённых бюрократией иллюзий о путинской стабильности.

В случае, если репрессивными мерами удастся эффективно подавить очаги самоорганизации, которые появляются и будут появляться в ближайшее время, это вполне может вызвать разочарование масс, а суровые наказания — маргинализовать и деморализовать активистов, многие из которых поддадутся соблазну «прямого действия» — жечь полицейские машины, громить офисы «Единой России», возможно, даже физически атаковать ненавистных чиновников. Это печальный и тупиковый опыт, пройденный уже многими, в том числе и в нашей стране, и не приводящий ни к чему, кроме изоляции и политической гибели.

Бесплодны и попытки «садиться на хвосты» статусным политикам. Их многолетний политиканский опыт позволит использовать любые самые светлые головы активистов в своих целях, откинув тех в сторону, когда необходимость в привлечённой ими массе людей отпадёт. Наша задача сегодня — предвидеть ситуацию и работать на развитие массового организованного и политизированного движения трудящихся, способного играть независимую политическую роль, выдвигать своих активистов и лидеров, отражающих его интересы. Остановить бонапартистский режим может только рабочий класс. История не раз показывала, как даже одна всеобщая стачка трудящихся в щепки разносила диктаторские режимы пострашнее путинского.

6 июня 2012 • Э.Гольдстейн. КРИ, Москва, север

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


− 1 = пять