Главная » Анализ » Айнур Курманов: Созданные снизу движения и будут выполнять роль оппозиции

1344104463-ainur1320843633.jpg.288x216q85Мы представляем вниманию читателей интервью сопредседателя Социалистического Движения Казахстана Айнура Курманова одному из казахстанских изданий, которое должно было выйти на этой неделе. К сожалению, ответы, которые были даны на вопросы журналиста, показались для редакции известной газеты слишком радикальными. Так как интервью в печать не пошло, мы решились дать его на своём сайте. Думаем, что актуальность высказанных мыслей в этом интервью имеют свою силу и сейчас.

 Редакция

 – Айнур, где ты сейчас, чем занимаешься?

– Нахожусь, как и раньше в России, где налаживаю взаимодействие с российскими и международными левыми и рабочими организациями. Занимаюсь тем же чем и раньше – участвую в формировании политической структуры Социалистического Движения Казахстана, в развитии нашего профсоюза «Жанарту» и социальных движений.

– Чем окончилась история с попыткой твоего похищения?

– В России это вызвало большой скандал, оппозиционная пресса об этом писала, были запросы со стороны депутатов Государственной Думы по инициативе Ильи Пономарёва, заявления со стороны Общероссийского движения «За права человека», возглавляемого Львом Пономарёвым, направлялись письма в правоохранительные органы РФ и со стороны депутата Европейского парламента Пола Мёрфи. Сейчас ведется доследственная проверка Следственным Комитетом, опрашиваются многочисленные свидетели, до этого доследственные мероприятия проводил уголовный розыск города Москвы. Поэтому говорить об окончательных результатах еще рано. Но факт остается фактом – замолчать этот вопиющий случай деятельности казахстанских спецслужб на территории России не удастся.

– Большое видится издалека. Как ты оцениваешь ситуацию в КЗ на данный момент. Что изменилось со времени твоего отъезда, стало лучше или хуже?

– Ситуация, особенно после расстрела митинга бастовавших нефтяников Жанаозена 16 декабря 2011 года, только ухудшилась. Особенно это касается свободы слова, собраний, проведения забастовок и формирования профсоюзных и политических объединений. Мы видим закрытие газет и целых партий, признанных «экстремистскими», появилась целая плеяда политических заключенных, среди которых выделяются Владимир Козлов, Вадим Курамшин, Роза Тулетаева и участники многомесячной забастовки в Мангистау. В противовес нашему профсоюзу, был зарегистрирован клон. Так что этот процесс можно назвать «закручиванием гаек», власти пытаются законсервировать все политические процессы в стране, полностью монополизировать информационное пространство и подавить организованные очаги протеста. Если бы я остался, то уже давно бы сидел в тюрьме.

– Имеют ли перспективу гражданские протесты в Казахстане?

– Социальное протестное движение, не смотря на все потуги властей, не погибло, и сейчас мы видим, что оно приобретает новые формы, появляются новые активисты и лидеры. Возникло новое женское движение против урезания декретных и повышения пенсионного возраста, видно серьезное недовольство повышению коммунальных тарифов. Последние митинги и акции 27 апреля против антисоциальной политики правительства, на мой взгляд,  были удачны, и протестная кампания имеет все шансы на успешное развитие в стране. Поэтому общее оживление заметно во всех социальных слоях общества. Я с оптимизмом смотрю на это, тем более, что у истоков кампании против повышения пенсионного возраста для женщин стояло именно наше Социалистическое движение Казахстана.

– Что думаешь насчет социальных реформ — увеличение пенсионного возраста, урезание декретных? Не считаешь ли, как социалист, что на протесты выходят «зажравшиеся бабы в норковых шубах»?

– Так называемые «социальные реформы» правительства, продиктованы прежним курсом на углубление рыночных преобразований, урезание всех социальных расходов, коммерциализации образования, медицины и других общественных секторов экономики. Наметился крах частных пенсионных фондов, построенных по чилийскому образцу в 1996 году, и их сейчас и пытаются спасти, объединив в единый фонд, повысив заодно пенсионный возраст для женщин. Параллельно этому власти намерены полностью уничтожить остатки солидарной системы пенсионного обеспечения. Вообще наше правительство проводит в жизнь программу, разработанную российским олигархом Михаилом Прохоровым – это повышение пенсионного возраста для женщин до 63 лет, а затем для мужчин до 68 лет, увеличение рабочей недели до 60 часов при 12-ти часовом рабочем дне, ликвидации независимых профсоюзов, максимальное повышение цен на ЖКХ и перекладывание расходов на модернизацию энергосистем и коммунальных предприятий на плечи граждан. Власти, таким образом, якобы готовятся к мировому падению цен на нефть и другие полезные ископаемые, сняв с государства всякие социальные обязательства. Выражение «зажравшиеся бабы в норковых шубах», распространяется как раз таки чиновниками, чтобы дискредитировать новое протестное движение, появившееся в ответ на действия правительства. С другой стороны, еще с периода первого кризиса 2007 – 2008 годов, стала образовываться целая социальная группа «новых бедных», из числа разорившихся предпринимателей, уволенных менеджеров или высококвалифицированных работников, социальный статус, которых стал падать и эта прослойка недовольных граждан средних лет постоянно растет.  Представители этой группы все заметнее принимают участие в протестах.

— Не кажется ли тебе, что у нас просто не умеют цивилизованно протестовать? То акции выливается в беспорядки и стрельбу, то граждане бросаются с крыш и поджигают себя. И нет ли в этом вины, пусть косвенной, тех, кто призывает народ к протесту?

– Думаю, что это выдумки самой власти, чтобы оправдать собственные репрессивные действия по отношению к разгневанному народу. Государство не оставило никаких легальных форм для выражения протеста, когда любая забастовка приравнивается к «экстремизму», к «разжиганию социальной розни», а низовая профсоюзная деятельность называется преступной. Не зря правительство подготовило новый закон о профсоюзах, резко ограничивающий права трудящихся на объединение, вводит поправки в Трудовой, Уголовный и Административный кодексы, карающие рабочих за организацию и проведение «незаконных забастовок». Более того, МВД потребовало право стрелять в людей без предупреждения. А когда власти сознательно подавляют рабочее движение, оппозицию, отказывают в проведении митингов и разгоняют мирные акции, то протест загоняется внутрь и потом выливается в массовые выступления или в жесты отчаяния. Поэтому мы видим и рост исламских радикальных политических течений, которые быстро заполняют образовавшийся вакуум.

– А каково твоё мнение насчет нового социального явления — троллинга в сети? Вначале троллили Байбека, который предложил экономить воду, потом Абденова с его «патамушта-патамушта».

– Троллинг – это тоже выражение социального и политического протеста, развивающегося снизу в сети. Это не требует создания партии или регистрации объединения. Считаю это очень креативным и позитивным явлением в нашей общественной жизни, а высмеивание действий Серика Абденова и Григория Марченко полностью дискредитировали всю социальную политику правительства.

– Как тебе вообще акция по «яйцеметанию» в министра труда и социальной защиты Серика Абденова?

– Акция Цуканова выразила настроения абсолютного большинства граждан страны и поэтому получила такой резонанс в обществе. В европейских странах это нормальное явление, но в Казахстане это первый случай публичного нападения на чиновника такого ранга. Это, безусловно, шаг к преодолению всеобщего страха и обязательно приведет к росту случаев открытого выражения протеста. Можно ожидать, что скоро чиновники и депутаты будут бояться выходить на подобные «встречи».

– Теперь хотелось бы выяснить твое мнение насчет «развода» оппозиционных партий. Речь идет о распаде альянса ОСДП-«Азат».

– «Развод» оппозиционных партий был ожидаем, и в этом случае не был неожиданным. Само «объединение» носило печать искусственности, так как ни «Азат», ни ОСДП не были даже ликвидированы в органах юстиции. С другой стороны это прежняя политика властей по дроблению и так скудного оппозиционного поля, и по дальнейшей дискредитации её участников. Кроме этого, делается это в преддверие внеочередных выборов в Мажилис и Сенат РК. Теперь роль «конструктивной оппозиции», скорее всего, будет играть «объединенная» партия «Бирлiк». Как мы знаем партия «Алга» запрещена, как экстремистская, а Компартия нейтрализована правительственным клоном. В итоге ни одна из либеральных оппозиционных групп опять не будет представлена в Парламенте страны. Кризис официальной «оппозиции», говорит о невозможности существования в стране умеренных партий и рано или поздно появятся радикальные несистемные политические силы.

– Какие прогнозы относительно Казахстана ты можешь сделать?

– Несмотря на все попытки законсервировать общественную жизнь и не допустить распространение протестных настроений, количество социальных движений и состав их участников будет увеличиваться. Именно, созданные снизу организации и движения и будут выполнять роль оппозиции. Антисоциальные «реформы» правительства и произвол работодателей, рост цен, заморозка зарплаты и сокращение производства будут подталкивать простых казахстанцев к самоорганизации и к прямым выступлениям. В противовес этому, видимо, будут сверху искусственно усиливаться различного рода националисты, которые своими заявлениями и действиями будут пытаться расколоть общество по национальному и языковому признаку. Я даже не исключаю, что под них слепят новую партию аля «Руханият» в новой обёртке.

Однако главная схватка разворачивается на самых верхах властного Олимпа, что уже выражается в новом переделе власти и собственности. Как я уже говорил, идет полным ходом подготовка к новым выборам в Мажилис и Сенат, что приведет к перестановкам фигур в ближайшем окружении президента и к чисткам аппарата, что должно обеспечить стабильность преемственности власти в рамках нынешней Конституции. Но удастся ли им сохранить эту пресловутую «стабильность», очень большой вопрос. Одно важно – мы на пороге серьезных изменений, которые коснуться всех.

— Ну и, наконец, каковы твои планы на будущее. Не собираешься возвратиться сейчас на родину?

– Понятно, что пока сидят нефтяники и деятели оппозиции, возвращаться в страну было бы форменным самоубийством. Пока и в России мне удается поддерживать связь со своими соратниками и сторонниками. Но я не исключаю такого варианта вообще, но только когда народные массы окончательно проснуться.

Беседовал В.П.

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


7 + девять =