Главная » История и культура » Повесть Александра Желенина о современном рабочем движении: Джус по кругу — Часть 3

3378Джус по кругу

часть 3

Александр Желенин

 

…Прошел еще месяц безрезультатныхпопыток устроиться на работу. Однаждычерез интернет он нашел объявление отом, что некоему сайту о еде нуженредактор ленты новостей. Андрей подумал,что если уж он столько лет занималсяполитикой и экономикой, то с едойкак-нибудь управится. И отправил поуказанному адресу резюме.

Ответили ему неожиданнобыстро. На следующий день позвонили ипригласили на собеседование. Редакция«Еды» располагалась на противоположномконце Москвы, а вернее даже за чертойгорода, недалеко от знаменитых виллбогачей на Рублевке.

Его встретила Татьяна.Андрею хватило одного взгляда, чтобыразглядеть в ней коллегу. Эдакаяпрожженная журналюга, «свой парень»,человек, с которым они могут говоритьна одном языке. В ней не было никакогоснобизма, и он сразу проникся к нейсимпатией.

Много ли сотрудниковработает в компании, поинтересовалсяон. На постоянной – ты да я, да мы с тобой,улыбнулась Таня. «Понимаешь, тут всетолько начинается. Это и интересно. Нетушуйся, мы все здесь раньше занималисьдругим делом. Я ведь тоже раньше прополитику писала, как и ты. Кстати, твоерезюме читала я», — добавила она.

Андрей смотрел нанее, улыбался и пытался определить еевозраст. На вид ей было лет 35. Впрочем,может и больше. А может и меньше. Таняопределенно относилась к категорииженщин без возраста.
— А откуда вообщевзялась идея создать сайт про еду? В чемвообще его смысл? В рекламе каких-тофирм-производителей? – попытался угадатьон.

В этот момент вкомнату, где они разговаривали, вошламолодая женщина. Андрей потом уже немог вспомнить, во что она была одета.Ему показалось, во что-то черное. Впрочем,возможно, это было не так. Возможно, отнее просто повеяло чем-то темным и потомув его памяти она осталась одетой вчерное. Она присела рядом на стуле.

— Это Лена, руководительнашего проекта. А это Андрей. Помнишь,я тебе его резюме показывала? — сказалаТатьяна.
Андрей взглянул наЛену и как-то внутренне съежился. Внешнихповодов для беспокойства вроде бы небыло. Лена была невысокой хрупкойкрашенной блондинкой с короткопостриженными волосами и довольноправильными чертами лица. Сразу жемелькнула мысль, что если бы в это лицодобавить хорошей, человеческой улыбкионо могло бы стать гораздо привлекательней,чем сейчас. Но сейчас оно было другим -недовольным, слегка мятым и чем-топодавленным.
Это было лицо человекавсегда внутренне сжатого, как пружина,которая готова в любой момент развернутьсяи больно ударить того, кто, как кажетсяхозяину этого лица, представляет длянего потенциальную опасность. А опасностивидятся ей на каждом шагу – не важно,мнимые они на самом деле, или настоящие.

Андрей слишком хорошознал этот тип женщин. Они почти всегданедовольны теми, кто рядом с ними. Онибыстро очаровываются новыми людьми ипочти столь же быстро находят поводы,чтобы в них разочароваться. Долго бытьс ними в ровных доверительных отношенияхпрактически невозможно. Вы или слишкомслабы для них, или слишком сильны; слишкомумны или слишком глупы. В любом случае,принять вас таким, какой вы есть,попытаться найти с вами точкисоприкосновения, а тем более построитьотношения на основе равенства ивзаимоуважения – этот вариант не дляних. Они всегда должны быть сверху.Особенно с подчиненными. Особенно сподчиненными–мужчинами. Возможно с ихстороны это подсознательная местьмужскому племени за подавление и насилие,которое они претерпели когда-то в детствеили юности от своих отцов или другихмужчин. А может — это результат материнскоговоспитания. Мать когда-то тоже в той илииной форме претерпела насилие илипритеснение от того или иного мужчины,не реализовала себя в общественнойжизни и ежедневно успокаивала себя тем,что причиной всех ее несчастий являетсята или иная особь мужского пола. Девочкавоспитывалась под вечно тоскливымвзглядом матери, под аккомпанементпостоянно звучавших реплик вроде, «всемужики сволочи», или «все они такие» …

Впрочем, всё это былилишь предположения, не имевшие отношенияк его нынешней задаче.
Лена вошла с уставшимот постоянного недовольства окружающимилицом и скромно села рядом, прислушиваяськ их с Татьяной разговору. Затем взялав руки папку с вырезками из газет состатями Андрея, которую он захватил насобеседование. Мельком посмотреланекоторые из них. Ему показалось, чтоона осталась довольна.

— Нет-нет, никакойрекламы, — вклинилась она в их разговор.- Сайт финансируется одним богатымчеловеком. У него рак, ему нужно былоправильное диетическое питание, и вдругон выяснил, что такое питание, то есть,качественные диетические продукты,невозможно купить нигде. Даже в большихизвестных магазинах. Практически вовсех продуктах есть те или иныесомнительные добавки, всякая химия,соя, консерванты. Поэтому ему и пришламысль создать сайт о еде, который бызанимался этими вопросами. Нам нуженредактор отдела новостей. Ты намподходишь, — произнесла она, еще развзглянув на его папку с вырезками. –Приходи завтра.

Все сомненияотносительно будущей начальницы сразуже выветрились из его головы. Андрейлетел домой, как на крыльях – посленескольких месяцев безработицы емупообещали хорошую работу с приличнойзарплатой. Конечно, может для кого-то2000 долларов и не слишком много – бываети больше, но ему плевать. На сегодняшнийдень в его активе одни долги, и эта суммаказалась ему фантастической.

Начались рабочиебудни. Иногда ему трудно было понятьчто может радовать эту в общем-тосимпатичную изящную блондинку. Андрейизо всех сил старался найти то, чтообъединяло бы их с Леной. Она, нежноотносилась к своей 10-летней дочке,говорила, что они с ней, как подружки. Удевочки были проблемы с почками, и Ленаволновалась за нее, как волнуются засвоих детей большинство матерей насвете. Андрею эти волнения были понятны– он не меньше волновался за своихмальчишек. Отношение к детям, как емуказалось, было тем моментом, которыйсближал его с Леной. Как выяснилосьпозже, это ему только так казалось.

Поначалу Лена честностаралась быть демократичной идружелюбной. Но Андрей ощущал, что даетсяей это с трудом. Впрочем он старался необращать на это внимания. Сейчас емубыло не до наблюдений, надо было кровьиз носу закрепиться на новой работе.
Хотя Лена никогдане занималась журналистикой, все решенияв конторе принимала именно она. Первоезадание, которое она поручила Андрею -собрать в Интернете адреса сайтов,имеющих отношение к продуктам питанияи к еде в целом. Задание показалось емуне очень серьезным. Он считал, чтоподобные сайты понадобятся в процессеразвертывания их работы, и тогда же, походу дела, и надо будет их искать вИнтернете. Благо ничего сложного в этомнет. Однако, наученный горьким опытом,спорить он не стал и начал добросовестнорыться в Сети.

Перво-наперво, онрешил, что надо внести в этот списокадреса основных информационных агентств,поскольку на них также периодическипоявлялись нужные им сведения, затемзанялся непосредственно специализированнымисайтами. Найдя такой сайт (например,сайт о мясе) он просматривал его напредмет информативности и оперативности.И только убедившись в его полезности,заносил адрес в свой рабочий компьютер.Понятно, что такая дотошность требовалаопределенного времени, но Андрей неумел халтурить…

Помимо этой работы,он взял интервью у одного продажногопрофессора из Института питания, которыйуверял, что пищевые добавки, вопрекинепрофессиональному мнению журналистов,вещь абсолютно безвредная. Профессорбыл типичным ученым, сидящим на ставкекрупных производителей. От всех острыхвопросов он старался уходить, и Андреюкаждый раз с большим трудом приходилосьвозвращать его к теме их разговора.Андрей потратил на него весь день (ихконтора находилась на противоположномот Института питания конце Москвы),кроме того, ему пришлось изрядноподождать, пока профессор соизволитпринять его. Само интервью заняло часадва.
Он бы, конечно, нестал тратить время на этого профессора,но то было задание редакции. То есть,Лены.

Почти весь следующийдень ушел на расшифровку интервью,которое показалось Татьяне (ее Ленапривлекала в качестве эксперта, когданадо было оценить тот или иной текст)скучноватым. Андрей не очень спорил поэтому поводу, потому что и сам сознавал,что ничего сенсационного из профессоравыудить не удалось. Что поделать – невсе и не всегда зависит от корреспондента.Если его собеседник скучен до невозможности,никакой журналист не сможет сделатьего интересным.

На редакционномсовете «Еды» было решено взять интервьюу главы «Госпищенадзора» Олега Мищенко.Для начала надо было просто дозвонитьсядо его ведомства. Андрей звонил полдняпочти беспрерывно, и уже давно понял,что это бесполезное дело – чиновникипускали его по одному и тому же кругу.Ему уже несколько раз давали один и тотже телефон, где отвечали, что сотрудник,отвечающий за отношения с прессой, вотпуске. Из своего журналистского опытаон знал, что российский чиновникпрактически никогда не идет на контактс прессой по доброй воле. Тем более, сэлектронной. Тем более, с никомунеизвестным сайтом. Это надо понимать.В конце концов, не в Европе живем. Онпопытался объяснить Лене, что в ведомствегосподина Мищенко его уже который часоткровенно динамят. А это означает одноиз двух — либо попытаться дождатьсянужного чиновника из отпуска, либопереключиться на какое-то другое, болеедоступное ведомство и найти другихэкспертов.

— Нет, — жестко сказалаЛена, — звони.
Он сделал еще несколькобесполезных звонков — результат был тотже. Андрей вновь попытался объяснить,что время тратится впустую.
— Звони-и-и! – в одинголос заорали на него Таня и Лена.
В этом вопле былостолько могучей черной энергии, чтоАндрей пошатнулся. Обе женщины стоялиперед ним, набычив в его сторону головы,припечатывая его своими взглядами ктелефону. «Ух!», — не сдержался он, тутже поняв, какую ошибку он этим «ух!»допустил. Уж слишком многое читалось вего невольном выдохе. И удивлениеглупостью начальства, и возмущение егодеспотизмом.

Надо было, конечно,сдержаться. Но, что поделать – кажется,он опять дал маху.
У него возниклосильное желание встать, уйти и большеникогда не возвращаться сюда. Но онвспомнил о семье, о детях, о своих ужасныхдолгах, и снова стал набирать номер«Госпищенадзора». В этот момент онсовершенно четко ощутил, как перед нимвновь забрезжил призрак безработицы.

Он не ошибся. Черездень Лена предъявила ему целый букетнелепых обвинений, главным из которыхбыло то, что он нашел всего 40 информационныхсайтов о еде, а не несколько сот, как отнего, оказывается, ожидали. Он попыталсяобъяснить, что и 40 более чем достаточно.Его профессиональный опыт говорил отом, что, как правило, в повседневнойработе используется 4-5 сайтов. Ну,десяток. Но не сотни. Он сказал об этомЛене, понимая, что никакие его словасейчас на нее не подействуют.
Она уже сделалакакие-то свои маленькие злобные выводынасчет него, и какие бы убедительныедоводы он сейчас не выдвигал, переубедитьее невозможно – решение она уже приняла.

Он вылетел с этойработы через 10 дней без копейки денегв кармане. Ему не заплатили, потому что,как водится в наше время, официально навремя испытательного срока никого неоформляют. Станешь требовать оформления,скажут, ничего себе, еще ни дня непроработал, а уже чего-то требует. И невозьмут. Не будешь требовать — приувольнении тоже могут не заплатить нирубля – ты ведь нигде не числился.

Это было чудовищнонесправедливо. Он рассчитывал, что заэти 10 дней заработал примерно 17 тыс. р.Эти деньги хоть как-то поддержали быих…
…Андрей вышел изофиса и сел на скамейку во дворе дома.Был поздний ноябрь. Листья почти облетелис деревьев и те стояли, дрожа от холодноговетра, голые и черные на черной земле,ждущей снега. Андрей уставился неподвижнымвзглядом в темное холодное пространство.Неожиданно его взгляд уперся в кусокржавой стальной арматуры, лежавший вдвух метрах от скамейки, на которой онсидел.

Он закрыл глаза ипредставил себя со стороны…
Вот, он, не спешаподнимается, делает три шага вперед,наклоняется к земле и берет в рукижелезную палку. Он чувствует ее тяжесть,ее убойную мощь. Левой рукой он очищаетее от земли и песка – оружие должно бытьв порядке. Он вытаскивает из своей сумкинедочитанную газету и заворачивает внее свое оружие. Затем снова садится наскамейку и ждет своего врага.

Его воспитали вубеждении, что женщин бить нельзя, ноему уже наплевать на этикет и общественнуюмораль.…
Из подъезда выходитЛена. Она идет к своей машине. Она невидит его, и это хорошо. Он подходит кней сзади и одним ударом проламываетей череп своей железной дубинкой…

…Да, но ведь у неедочка 10 лет, с которой они как подружки…
…Он смотрит на шоссе,по которому мчат и мчат машины. Он молчити не отрывает от него глаз. Он не знает,что делать дальше.
…От оцепенения егоспасает телефонный звонок. Андрейвытащил из внутреннего кармана пиджакамобильный и взглянул на него. На еголице – наверное, ужасном в этот моментпоявляется что-то похожее на улыбку –Наташка! Ну, да! Его старую подругунедавно назначили замом главного в однусолидную газету, и она обещала позвонить,если появится вакансия.
— Андрюха! – орет посвоему обыкновению Наташка, — во-первых,дуй в редакцию за гонораром (он вспомнил,что месяц назад написал для ее прежнегожурнала две статьи), а, во-вторых, захватидокументы – нужен обозреватель. Тысяч50 тебя устроят? Але!? Ты чё молчишь-то?
— Я не молчу, — ответилон.
Просто арматураупала ему на ногу. Ему было больно, и онплакал…

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


три × 9 =