Главная » Анализ, Новости » Медицину — в частные руки?

Xznsd8Ydh48Правительство хочет ускоренной приватизации государственной медицины

Разговоры о приватизации медицины начались не сегодня: в частной собственности находятся уже около 20 процентов больниц и поликлиник. В 2000 году была принята «Концепция приватизации объектов здравоохранения в Республике Казахстан на 2000-2005 годы». На то время в частных руках уже были 7.5% больниц и 21.5% поликлиник, а фармацевтическая промышленность полностью контролировалась крупным бизнесом. Концепция, следуя рецептам ВОЗ, ставила целью установить соотношение между государственной и частной медициной в 65% к 35%.

Все последние годы медицина «развивалась» в направлении сокращения бюджетов и ресурсов. Эти изменения преподносились чиновниками под видом «оптимизации». «[…] обеспечено эффективное использование ресурсов здравоохранения на стационарном уровне. С 2010 года сокращено более 10,0 тыс и перепрофилировано более 12,0 тыс коек», — докладывает министр здравоохранения Салидат Каирбекова — «высвобождены ресурсы из стационара, которые направлены на развитие высоких инновационных технологий». Это преподносят как достижение Единой Национальной Системы Здравоохранения: «интенсификации лечебно-диагностического процесса (средняя длительность пребывания больного в стационаре) снизилась с 12 дней до 9 дней, оборот койки увеличился с 27 до 33)». Говорится, что она позволила сократить расходы, которые были пущены на «инновационные» проекты. Для министров это означает дополнительные прибыли за счёт коррупции, в то время как для врачей это оборачивается запретами держать больных более 9 дней, а для пациентов — недолечиванием.

 

Второй волной накроет медицину

Первым о продолжении приватизации завёл речь советник Назарбаева Ермухамет Ертысбаев, который никогда не отличался осторожностью высказываний и всегда служил честным рупором правящих элит. Осенью прошедшего года, во время чехарды в министерских кабинетах «соловей» режима прямым текстом заявил, что основной задачей нового правительства под руководством Серика Ахметова станет «вторая волна» приватизации.

На тот момент чиновники, похоже, поддерживали иллюзию, будто приватизация не ударит по социалке. От заместителя начальника Управления занятости и социальных программ города Алматы Розы Утегеновой можно было услышать вполне справедливые рассуждения о том, что «… приватизация указанных объектов [объекты сферы образования, здравоохранения и социального обеспечения – прим. ред.] ухудшит в целом качество услуг в расчете на отдельного индивида, так как на оставшиеся государственные учреждения возрастет нагрузка».

Но Назарбаев говорил смелее: если не о полноценной приватизации социальной сферы, то, как минимум, о «государственно-частном партнёрстве». Что приватизация не будет (по крайней мере, сейчас) означать «передела собственности», да и социальная направленность никуда не запропастится. За 2011-2015 годы ГЧП должно коснуться целого пласта экономики: транспорта, всего комплекса ЖКХ, образования, науки, в том числе, здравоохранения и… даже пенитенциарной системы!

На совещании Министерства здравоохранения 18 июля премьер-министр Ербол Орынбаев предложил придать медучреждениям автономный статус, перевести их на «право хозяйственного ведения» (ПХВ), а в дальнейшем — передать в доверительное управление и частную собственность. Договор концессии предполагается заключать на 15-20 лет, после чего частный собственник может взять на себя все обязательства и присвоить больницу или поликлинику. Вице-министр здравоохранения Болат Токежанов утверждает, что проблемами, требующими приватизации медицины являются «низкий уровень менеджмента, низкая финансовая устойчивость, низкое качество медицинской помощи, недостаточное применение высоких технологий и инноваций, несоответствие стандартам аккредитации, недостаточная оснащенность медоборудованием».

Буржуазные аналитики и прочие «эксперты» рассуждают об инвестиционном климате и преимуществах конкуренции. «Если приватизация приведет к увеличению конкуренции, то это окажет огромное позитивное воздействие на экономику Казахстана», – считает Эрик Найман, управляющий партнер компании Capital Times. Рыночные аналитики из PMR Marketing, ссылаясь на низкую насыщенность рынка и наиболее крупный рост ВВП в СНГ, обещают быстрый рост частного рынка здравоохранения в Казахстане в период с 2013 по 2015 годы. По их же данным за 2012 год частный рынок медицины в СНГ принёс на 16% больше прибылей.

С прибылями всё ясно. Но что станется с качеством медицины? Министры уверяют, что свободный выбор между медучреждениями и их финансирование по факту лечения («подушевое финансирование») повысят качество медицинского обслуживания. Но результат будет совершенно иным. Если в одной поликлинике плохое оборудование и неквалифицированный персонал, а в другой таких проблем нет, то пациенты, конечно, выберут вторую, объявив бойкот первой. Одна в результате получит приемлемое финансирование (неважно, напрямую от пациентов или за счёт госзаказа), а другая будет получать такие гроши, что у неё не останется никаких шансов ни нанять квалифицированных врачей, ни закупить новое медицинское оборудование, ни даже сделать ремонт.

Конечно, чиновники уверяют, что правительство будет следить за работой частных медучреждений. Директор департамента стратегического развития министерства здравоохранения РК Марат Шоранов утверждает: «Регулирование со стороны государства будет проводиться при помощи сертификации, лицензирования, аккредитации. Мы будем проводить четкий мониторинг деятельности таковых организаций, переданных в доверительное управление. Будем отслеживать индикаторы здоровья населения». Но сомнительно, что это будет работать. Сегодня в частных медучреждениях можно зачастую наблюдать такую картину: «… обшарпанные стены, ржавые трубы, плесень, сырость и зловоние. В таких без преувеличения кошмарных условиях детей лечили несколько лет» (из репортажа КТК о детском инфекционном отделении частной клиники в Усть-Каменогорске).

В итоге все проблемные поликлиники начнут просто закрываться одна за другой — либо по причине банкротства, если они полностью частные, либо из-за признания их «неэффективными», если это схема ГЧП. Мы получим не улучшение системы здравоохранения, а только концентрацию медицинских учреждений. Когда, например, из аула в больницу придется ехать уже не несколько километров, а несколько десятков. В социальной сфере рыночные отношения в итоге приводят только к ее полному разрушению. Потому что для инвестиций капитала она для частника крайне невыгодна.

Потенциальные инвесторы и не таят, что их мало волнует проблема качества медицины, когда речь идёт о погоне за прибылями: «Я как потенциальный инвестор вижу, что за этим будущее. Но 20-30 лет окупаемости это слишком долго», — заявил председатель областного филиала партии «Акжол» Серик Мергалиев.

 

Нужна широкая кампания

Уральские социальные активисты начали сбор подписей против приватизации здравоохранения. На улицы выходили до тысячи человек. Необходимо расширить кампанию другими городами, а помимо сбора подписей — раздавать листовки, в которых объяснять причины сложившейся ситуации и предлагать выход из неё.

Реформа серьёзным образом ударит по медработникам: их заработным платам, объёмам работы, условиям труда. Критическую роль в кампании должны сыграть они сами, объединившись в профсоюзы. Медработники не могут, как правило, организовать классическую забастовку. Но эффективной формой протеста против волны приватизации больниц может быть волна «итальянских» забастовок (работы в строжайшем соответствии с должностными инструкциями) медработников, сопровождаемая митингами и пикетами солидарности — такой способ борьбы позволил российским врачам из Ижевска добиться лучших условий труда.

ФПРК давно является инструментом режима и работодателей для подавления борьбы трудящихся. Но даже оттуда раздаётся тоненький, едва слышный голосок протеста. Председатель официального профсоюза работников здравоохранения высказывается с мягким опасением: «Что будет дальше? Когда закончится договор о концессии, какова будет судьба этого учреждения? Дальше может идти вопрос о последующем выкупе, то есть, приватизации. Мы считаем, что все условия контракта должны быть тщательно проработаны».

Более последовательная точка зрения доносится из регионов. Председатель восточно-казахстанского областного отделения профсоюза Михаил Айзенберг: «Отдавать государственный сектор здравоохранения частнику — это неправильно. У частника цель одна — получить прибыль. У государственного здравоохранения должна быть другая задача — оказать квалифицированную качественную помощь населению. Госпредприятие на ПХВ — это коммерческие организации, которые тоже ориентированы на получение прибыли. Всё это в итоге ложится на плечи населения».

Если профбоссы будут препятствовать борьбе, необходимо сместить их посредством перевыборов, либо присоединяться к альтернативным профсоюзным федерациям, примером которых является «Жанарту».

Недостаточно просто остановить новую волну приватизации. Нужно полностью исключить частный бизнес из медицины. Например, фармацевтика полностью подавлена пятой крупного капитала — необходима национализация всех фармацевтических предприятий и крупных сетей аптек под контролем их работников и местных жителей. Чтобы обеспечить качественное оборудование и квалифицированный персонал — нужно достойное финансирование системы здравоохранения и образования, а это возможно только за счёт наполнения бюджета посредством национализации крупнейших отраслей экономики: промышленности, банков, транспорта, телекоммуникаций.

КРИ присоединяется к той кампании, которую начали уральские общественники и будет призывать к участию в ней активистов профсоюза «Жанарту», внутри которого мы работаем, социальных активистов в разных городах.

Сергей Скобелев, П. Климов, Социалистическое сопротивление Казахстана (КРИ)

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


пять + 6 =