Главная » Борьба » После бунта

923788Неожиданно выяснилось, что не только для сидельцев, но еще и для ряда сотрудников закрытого учреждения РУ 170/2 августовский бунт уральских заключенных может не пройти бесследно.

22 октября в Уральске было возбуждено уголовное дело по редкой статье 141-1 «Пытки», переданное специальному прокурору Главной военной прокуратуры РК, по заявлению осужденного Е.Балкибекова. 

Трое суток – с 19 по 21 августа – на территории колонии РУ 170/2, расположенной в Уральске, было более чем неспокойно. А за территорией собрались взволнованные родственники осужденных, которые пытались безуспешно прорваться на «зону» — по слухам в колонии в ходе подавления беспорядков убили нескольких заключенных. К счастью, информация об убитых не подтвердилась, однако в остальном у собравшихся были веские основания для паники.

После этапа большой группы заключенных из атырауской колонии, где проходил ремонт, в уральской колонии прошли обысковые мероприятия. По заявлениям осужденных, обыск сопровождался беспричинными избиениями узников как со стороны сотрудников колонии, так и военнослужащих внутренних войск. Директор филиала Бюро по правам человека Павел Кочетков встретился с родственниками заключенных, которые поведали, что у осужденных имеются многочисленные следы от побоев, однако администрация учреждения не принимает мер по фиксации нанесенных телесных повреждений и расследования данного преступления.

По одной из версий того, почему ситуация в общем то спокойной колонии внезапно дошла до крайности, виновными называют заключенных из Атырау, среди которых оказалось немало «религиозных». Якобы они-то и попытались привнести свои порядку в новую «зону». Но даже если так и было, то под пресс сотрудников колонии и военных попали все – и новоприбывшие, и «старички», из-за чего произошло вскрытие 62-х колонистов.  

После того, как заключенные нанесли себе порезы, их переместили в карантинное отделение и штрафной изолятор. Однако в ночь с 20 на 21 августа изолированные осужденные вновь подверглись беспричинному избиению военнослужащими внутренних войск в результате чего обстановка в исправительном учреждении вновь резко обострилась, а. крики о помощи были слышны по всей территории колонии и за ее пределами. Той же ночью группа заключенных, воспользовавшись расхлябанностью работников колонии, в знак протеста взобралась на крышу здания и обратилась за помощью к населению города и средствам массовой информации. Утром их родственники попытались перекрыть одну из проезжих улиц.

Путем переговоров осужденных с руководством органов прокуратуры, ДВД и представителями общественности удалось удержать ситуацию от непредсказуемых последствий. В тот же день более сотни жалоб в областную прокуратуру ушло от заключенных, получивших травмы от избиений контролеров и военнослужащих. «Данный факт не требует доказательств, т.к. побои на части осужденных зафиксированы на видеокамеру представителями средств массовой информации в присутствии родственников, иные показывали нанесенные телесные повреждения в ходе личного приема. Осужденные сообщили, что, несмотря на отсутствие сопротивления или какого-либо неповиновения они подвергались беспричинному избиению со стороны военнослужащих внутренних войск и контролеров по надуманным мотивам: за низкое поднятие ноги в строю при маркировании в колонне,  за «неправильный взгляд» и так далее», — рассказал Павел Кочетков, которого пропустили на территорию колонии. — «В ходе осмотра помещений осужденные, совершившие акты членовредительства, на вопросы начальника ДВД и заместителя областного прокурора ответили, что их не избивали, однако мне они сообщили, что их ночью избивали военнослужащие дубинками и руками, хотя никаких противоправных действий с их стороны не было. При этом они были запуганы настолько, что под угрозой побоев написали заявления о том, что никаких претензий к ним не имеют. Так, например, у одного из осужденных мной визуально были зафиксированы побои под подбородком и сломан зуб от удара дубинкой».

22 августа пресс-служба областной прокуратуры сообщила, что в отношении нескольких заключенных Уральской колонии общего режима возбуждено уголовное дело.

Если на обращения заключенных не последовало никакой реакции, то, по всей видимости, за самих бунтовщиков взялись основательно. Среди тех, кого хотели сделать виновными по организации бунта, оказался один, кто, очевидно, менее остальных соглашался признавать себя таковым.

Надо сказать, что сразу после уральских событий Коалиция НПО Казахстана против пыток направила обращения в адрес Генеральной прокуратуры и руководства МВД. И спустя два месяца пришел ответ за подписью начальника Актюбинского отдела ЗР ВСУ МВД, гласящий о возбуждения уголовного в отношении применения пыток к заключенному Балкибекову. Только вся соль в том, что ответ затрагивает единственного заключенного, который, выходит, пострадал дважды – первый раз во время противостояния сотрудникам колонии, и второй – о чем никто не знал, но можно было догадаться – во время следственных мероприятий по установлению зачинщиков бунта.

А иначе никак нельзя расценить следующую фразу в постановлении о возбуждении уголовного дела. «В период со 2 по 27 сентября 2013 года должностные лица Учреждения РУ-170/2 ДКУИС по ЗКО и военнослужащие части 5517 ВВ МВД РК, группой лиц, с целью получить от осужденного Балкибекова Е.С., отбывающего наказание в Учреждении РУ-170/2, признательных показаний в организации группового неповиновения законным требованиям администрации учреждения имевшее место 20 августа 2013 г., причинили физические страдания выразившееся в систематическом нанесении телесных повреждений по различным частям тела, окунанием головы в унитаз, стачиванием зубов и прижиганием на спине окурков сигарет».

То, что вышесказанное  — не голословные утверждения, подтверждается дальнейшим перечислением в постановлении следов, оставшихся после «нанесения телесных повреждений» и «сдавливания шеи (возможно петлей)». Разве что не удалось установить факт «тушения сигарет» и «окунания головы в унитаз». Заключение по стачиванию зубов должен позже дать стоматолог.

Относительно остальных пострадавших зеков прокуратура и следствие молчат.

— Ответ о возбуждении уголовного дела по статье «Пытки» — уже результат. Мы надеемся, что члены Коалиции также будут привлечены к участию в проверке на основании запроса военного прокурора, направленного в орган, ведущий расследование», — говорит Анастасия Миллер, директор Костанайского филиала Бюро по правам человека, член Коалиции НПО против пыток. Она подчеркивает, что расследование ведет специальный прокурор Главной военной прокуратуры, что «уже само по себе неплохо. Все же это орган – независимый от МВД и МО, в чьих ведомствах находятся обвиняемые». Тем не менее, она обеспокоена тем, что в заявлении Коалиции говорилось, как минимум, о 62-х заключенных, которые нанесли себе телесные повреждения в ответ на противоправное применение физической силы и специальных средств.

Так что заявлять о полной удовлетворенности реакцией надзорных органов на жалобы заключенных и письма Коалиции против пыток не приходится. Главное, чтобы все не ограничилось в лучшем случае «показательной поркой», а в худшем – «неподтвердившимися фактами». Как это зачастую и происходит.

Андрей ГРИШИН, журналист КМБПЧиСЗ

http://www.bureau.kz

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


три × 2 =