Главная » Солидарность » Забастовка на «Антолине»: взгляд изнутри
thumb_mmaryПрофсоюз — это сила!
Борьба на заводе «Антолин» в Ленинградской области продолжается с мая, когда начались коллективные переговоры. Они не принесли результатов: хозяева тянули время и не собирались идти ни на какие уступки, а в сентябре, когда поняли, что рабочих не удастся взять измором, в одностороннем порядке вышли из переговоров.

На это профсоюз ответил «итальянской забастовкой» в дни саммита G20 в Санкт-Петербурге. (Это форма протеста, при которой рабочие предельно строго исполняют свои должностные обязанности и правила, не отступая от них ни на шаг, что приводит к существенному спаду производительности и, соответственно, к крупным убыткам для хозяев). Однако, два дня «итальянки» не дали никаких результатов. Тогда было принято решение начать уже самую настоящую забастовку, она продлилась три дня с 15 по 17 октября.

Профсоюз выдвинул следующие требования:

— индексация зарплаты пропорционально инфляции;

— дополнительное увеличение зарплат на 30%;

— 40% надбавка за работу в ночные часы;

— компенсации за вредность производства;

— 36-часовая рабочая неделя;

— увеличение отпуска на 7 дней;

— ограничение количества внештатных работников 5% от общей численности;

— гарантии профсоюзной деятельности;

— заключение коллективного договора.

Забастовка напугала владельцев: они решили обмануть рабочих, сделав вид, что готовы пойти на уступки и возобновить переговоры. Целью же было в очередной раз оттянуть время в надежде, что рабочих удастся запутать и разобщить, они устанут и перестанут верить в успех борьбы. Лицемерие этого маневра стало очевидным, когда хозяева завода отказались признать результаты выборов в единый представительный орган работников. Голосование прошло 24 октября и продемонстрировало высокое доверие сотрудников завода своему профсоюзу (МПРА). Также рабочих возмутило, что вместо удовлетворения их справедливых требований хозяева предложили 3% повышение зарплаты в I квартале 2014 г., что не покрывает даже потерь от инфляции, которая, по официальным прогнозам, в 2013 г. составит около 6%.

В результате работники приняли решение вновь остановить производство. Следующая забастовка с требованиями повысить оплату труда и заключить коллективный договор началась в ночь с 4 на 5 ноября. В 22:45 была остановлена отгрузка товара. Утренняя смена присоединилась к акции.

Руководство предприятия поначалу игнорировало рабочих и отказывалась вести переговоры. В то же время на завод были стянуты различные силовые структуры, чтобы запугать бастующих, а если это не подействует, то и силой подавить забастовку. Затем администрация ответила локаутом, т. е. увольнением бастующих якобы «по собственному желанию», хотя ни один из них не писал подобного заявления. Подобные действия прямо запрещены российским законодательством.

На это бастующие ответили работодателю: «Вы можете уволить в рабочее время. Забастовка не является рабочим временем». Забастовка продолжалась. Трудно найти слова, чтобы выразить восхищение смелостью и стойкостью рабочих: они держались до конца.

После этого полиция применила физическую силу для оттеснения бастующих из зоны отгрузки. Также на территории предприятия находились штрейкбрехеры, которые возобновили работу.

Наша поддержка

Чтобы оказать поддержку бастующим, к заводу подъехало около 20 левых активистов из разных организаций (КРИ, РСД, АД и РОТ Фронта) и активистов профсоюзов «Форд», «МПРА» и «НовоПроф». Мы провели пикеты с требованием немедленно прекратить вмешательство полиции в трудовой конфликт. Вскоре две полицейские машины покинули территорию.

Мы постоянно держали связь с бастующими. Когда рабочих силой вытеснили из зоны отгрузки, чтобы штрейкбрехеры могли возобновить работу, мы решили блокировать выезд машин с территории. «Силы порядка» вновь были стянуты к заводу. Около часа мы держали машину, и она не могла выехать за пределы предприятия. Охранники пытались нас прогнать, но все было напрасно. Мы требовали, чтобы администрация «Антолина» вышла к нам.

Вечером полицейским удалось оттеснить нас и взять под контроль один въезд/выезд с предприятия. Тогда около 15 активистов решили присоединиться к самим бастующим и помочь им. Мы перелезли через высокий забор, окружающий территорию, и побежали от охранников к корпусу завода, у черного входа которого нас уже ждали бастующие женщины-работницы, которые пропустили нас внутрь. Мы видели, как важна для них наша поддержка — мы все были рады тому, что встретились. Активисты вместе с рабочими принялись блокировать входы и выходы.

Примерно через 10 минут полиция, находившаяся на «Антолине», взяла нас в кольцо. Работодатель находился рядом и просто игнорировал наше требование вступить в переговоры. Части активистов удалось вырваться и благополучно покинуть территорию завода. Остальных, включая меня, построили в колонну и отправили в столовую. В этот момент мы скандировали на весь завод «Солидарность!» и хлопали в ладоши. Бастующие махали нам руками. Внутри столовой находились пассивные рабочие, которые не желали с нами общаться. До этого прошел слух, что работодатель обещал накинуть к зарплате 1500 рублей тем рабочим, кто не участвовал в забастовке. Мы находились внутри и ждали решения администрации и полиции, о том, что с нами будет. Через некоторое время под предлогом «попить воды» в столовую зашли две бастующие работницы, и мы попытались узнать у них, какая сейчас ситуация с увольнением и с полицейскими. Одна из них ответила, что работодатель меняет свое мнение так часто, что они сами не могут понять свой статус.

Приблизительно через 1,5 часа на завод приехали около 50 ОМОНовцев и 4 машины полиции для того, чтобы нас арестовать. Бастующие провожали нас, стоя на крыльце. Дальше все происходило по обычному сценарию: нас запихнули в полицейские машины и увезли в ближайшее отделение. Хозяева завода отдельно попросили, чтобы нас проверили «по полной» и обязательно сняли отпечатки. Но этого не произошло: нам помогли адвокаты, которые приехали в отделение и контролировали процесс. Через 3 часа 10 активистов были освобождены со штрафом в размере 500 рублей по статье 20.17 «незаконное проникновение на охраняемую территорию».

Борьба продолжится!

В настоящий момент забастовка приостановлена. После всего произошедшего работодатель согласился провести переговоры в четверг, когда в Россию прибудут представители испанских собственников предприятия. Объединенные в профсоюз рабочие представляют для них серьезную угрозу. Их положение осложняется той солидарностью, которую проявили активисты и рабочие с других предприятий, в результате чего конфликт получил широкую огласку.

Всем нам необходимо следить за событиями на «Антолине» и быть готовыми организованно оказать любую возможную поддержку: выступить с заявлениями солидарности, провести акции протеста, оказать материальную или какую-либо иную помощь бастующим, а при необходимости — организовать солидарные забастовки на своих предприятиях.

Очень важно, что новости о ситуации на «Антолине» и выражения солидарности появились на информационных ресурсах студенческих объединений, профсоюза «Учитель», профсоюза работников IT-сферы и многих других.

События на «Антолине» в очередной раз наглядно показали, что российская государственная машина — полиция, судьи, городские и региональные власти и т. п. — во всех подобных конфликтах встает на сторону боссов, защищает их, а не наши интересы, закрывает глаза на их произвол и прямо противозаконные действия. На «Антолине» мы столкнулись вовсе не с исключительным проявлением наглости одного работодателя — по всей России подобные случаи бессчетны, они происходят почти на каждом предприятии. Давление, невыплата или снижение заработной платы, ужасные условия труда и т. д. и т. п. давно стали частью нашей жизни, с ними сталкивается каждый рабочий.

Поэтому профсоюзная борьба не может быть оторвана от борьбы политической: мы сталкиваемся не только с произволом хозяев, но и с жестокостью и беззаконием властей; начинаем ощущать, что владельцы всех, даже «конкурирующих», предприятий и режим действуют заодно против нас. Поэтому все яснее для нас становится необходимость объединения рабочих с различных предприятий и их солидарных действий, а также обсуждение и выдвижение политических требований.

Мари Гельман, КРИ-Санкт-Петербург

Комментариев пока нет... Будьте первым!

Оставить комментарий


9 − восемь =